Юрий Власов справедливость силы

Вступление

Питательно только зерно; кто же станет сдирать шелуху для тебя и меня?

Если что-нибудь священно, то тело людей священно…

(Уолт Уитмен. Листья травы)

Люди становятся тупыми, когда перестают быть охваченными страстью.

(Гельвеций. Об уме)

Смутно помню довоенную Москву – всю в рельсах трамваев, еще тесную, булыжную и по всем окраинам деревянную, глухую заборами. А за окраинами – сосновые боры, луга. Я босиком бегал купаться на Москву-реку.

Москва военная – в памяти тросы аэростатов, синева прожекторов, рев сирен. В парках валили вековые деревья, разделывали и закатывали на щели. Эти глубокие щели выкапывали тут же, возле клумб, аллей, фонтанов. И, конечно, стекла – все в нахлестах бумажных полос. Весь огромный город в бумажных лентах, черный с первыми сумерками – ни огонька, лунно-призрачный.

Разве думал я мальчишкой, гоняя зимними вечерами консервную банку вместо мяча по ледяной мостовой, что настанет время и я буду пробовать в этом родном мне городе свою силу и свои первые мировые рекорды? Мы, голодные, одетые кто во что, забывали о консервной банке-мяче в мгновения победного салюта. Как неожиданно ярко расцветала затаенная ночью Москва под залпами ракет!..

Как же мы мечтали о силе, как завидовали сильным! Уже тогда я услышал имена Куценко, Амбарцумяна! Какие чудеса мне рассказывали об их силе!

Помню великое торжество Мира – всеобщее паломничество на Красную площадь. В день 9 мая, под утро которого было объявлено об окончании войны, с места тронулся весь люд: и дети, и старики, и взрослые – все шли к Красной площади. Помню скрещение прожекторов над Красной площадью и гул голосов, наверное, миллионов голосов… Я протиснулся с братом и мамой на Каменный мост. Сердце русского народа было распахнуто перед нами: Кремлевская и Москворецкая набережные, бастионно-строгая зубчатость стен Кремля, святой народной памятью собор Постника и Бармы, звонница Ивана Великого, черный глянец Москвы-реки, переливчатой огнями. Толпа кидала в воду монетки – каждый на счастье.

Я за братом закрутил с пальца и свою – она потерялась в дожде монеток. Каждый загадывал, ждал, желал счастья!

И лежит, лежит на дне Москвы-реки мой пятак. Хранит мое счастье.

Чемпионат первый (1959)

Глава 1.

Год моего первого выступления на чемпионате мира 1959-й.

После пяти лет и шести месяцев учения, в феврале 1959 года, я защитил диплом. В первые дни марта явился в Петровский дворец – штаб Военно-воздушной академии имени Жуковского, получил диплом и направление для «дальнейшего прохождения службы».

15 марта, в воскресенье, я выиграл международные соревнования на приз Москвы в тяжелом весе (буду вести речь лишь об атлетах этой весовой категории). Болгарин Иван Веселинов отстал от меня в сумме троеборья на 67,5 кг. В тот вечер Алексей Медведев отнял мировой рекорд в рывке у американца Дэвида Эшмэна.

Однако жить рекорду было суждено всего 37 дней.

22 апреля я выиграл звание чемпиона Вооруженных Сил в Ленинграде, выступив уже за Московский округ ПВО. Я установил два мировых рекорда – в рывке и толчковом упражнении. В сумме троеборья я набрал третий результат за всю историю тяжелой атлетики. К рекорду в рывке примеривался давно. Опробовал этот вес еще в декабре 1958 года на командном чемпионате СССР в Горьком. Понял: вес мой, запас есть. А вот знаменитый рекорд Эндерсона прихлопнул, можно сказать, в запальчивости.

15 августа я добился золотой медали чемпиона II Спартакиады народов СССР, то есть впервые стал чемпионом страны. На Спартакиаде забрал рекорд СССР в жиме. Прежде рекорд довольно долго принадлежал Евгению Новикову. Он и занял второе место, проиграв 37,5 кг в сумме троеборья. Ему тогда было 37 лет. На 2,5 кг в сумме троеборья от Новикова отстал бронзовый призер Спартакиады Сергей Ромасенко (455 кг).

4 октября в Варшаве в переменчивой схватке я выиграл звание чемпиона мира, утяжелив свой же мировой рекорд в рывке на 2 кг. В тот день до 24 лет мне недоставало двух месяцев.

Исключая мои последние международные соревнования – Олимпийские игры в Токио, моими неизменными противниками являлись американские атлеты. Кроме того, в предшествующие годы в борьбе за титулы сильнейших советские атлеты столкнулись с энергичным противодействием американцев не только в тяжелом весе. Именно в этой борьбе закалялась и мужала советская тяжелая атлетика. Поэтому целесообразно проследить развитие этого спорта в США.

Еще до второй мировой войны на американскую тяжелую атлетику наложил опеку Роберт Хоффман – миллионер от спортивной индустрии. Много десятилетий, порой в убыток, издавал он ежемесячный журнал «Стрэнгт энд хэлт» («Сила и здоровье»). У Хоффмана была печатно-издательская компания с центром в Йорке (штат Пенсильвания) – «Стрэнгт энд хэлт паблишинг компани». Хоффман печатал десятки книг под своим именем. Темы неожиданные, учитывая его признание, что он «не читает ничего, кроме рецептов коктейлей». Среди самых «тиражных» книг: «Возможность прожить на 10, 20 и 30 лет дольше» (500 с.), «Лучшее питание» (256 с.), «Успешная счастливая женитьба»…

В одном из номеров «Стрэнгт энд хэлт» есть фотография – бледноватый мальчонка с метлой возле крыльца. И в духе американской рекламы представление:

«Более пятидесяти лет назад в чаду и дыму сталелитейных заводов, сделавших знаменитым город Питтсбург, некий честолюбивый юноша зарабатывал себе на пропитание медными монетами. Он подметал тротуары и крылечки домов, свозил мусор на городскую свалку в тачке, выручал пять центов за рулон макулатуры и еще восемь – за бочонок золы. После он стал зарабатывать на продаже родниковой воды из источника «Индейская весна» в парке Шэнли – несколько центов за галлон. Бегая за газетами, разделывая рыбу в лавчонке на базаре и приторговывая земляными орехами на Форбс Филд, где тренировалась местная бейсбольная команда – чемпион США 1907 года, юноша начал откладывать деньги как потенциальный миллионер. Тренировки знаменитых бегунов того времени на Форбс Филд захватили его. Он вступает на длинную дорогу преданности спорту, расходуя впоследствии для его нужд немалые средства. Он много помогал другим. Вы хотите знать его имя? Хоффман! На фотографии ему восемь лет, но этот мальчик уже брызжет энергией и преисполнен честолюбивых замыслов». Да, это будущий глава американской тяжелой атлетики и основатель авторитетного атлетического объединения «Йорк Барбэлл клаб». Почти все лучшие американские атлеты были воспитанниками или представителями этого спортивного клуба. В наше время слава американской тяжелой атлетики уже миф, а в 40-е, 50-е и в начале 60-х годов не было грознее противников, чем американцы. Еще в 1956 году на XVI Олимпийских играх в Мельбурне команда США добивается превосходства над советской. А отдельные американские атлеты господствуют на помосте до начала 60-х годов. Во всяком случае, самые сильные люди мира носили на трико эмблему США.

Определенные сведения об американской тяжелой атлетике содержит книга самого Роберта Хоффмана (Хоффман умер в июле 1985 года, восьмидесяти семи лет от роду) – «Тяжелая атлетика». Это своеобразный гимн прошлому.

Первое издание книги состоялось в 1939 году. Далее следуют издания с дополнениями 1940, 1941, 1943, 1952 и 1960 годов. У меня – шестое издание. «Поднятие тяжестей – это малоизвестный спорт для публики,– пишет Хоффман.– Оно понятно лишь кучке спортивных журналистов. Однако на деле поднятие тяжестей практикуется людьми гораздо чаще, чем какой-либо другой спорт, за исключением бега или плавания. В 52 странах мира поднятие тяжестей является организованным и признанным спортом. Во множестве других стран рассеяны преданные сторонники этого замечательного спорта. Ему и посвящается эта книга.

Поднятие веса включено в программу Олимпийских игр уже с 1896 года – I Олимпийских игр в Афинах. На первых олимпийских соревнованиях по штанге атлетами были европейцы. В 1928 году мир тяжелоатлетов потряс Эль Сайд Носсейир из Египта (Носсейир – атлет среднего веса, на IX Олимпийских играх в Амстердаме выжал 100 кг, в рывке и толчке зафиксировал соответственно 112,5 и 142,5 кг. Сейчас этому атлету ошибочно приписывают приоритет в преодолении 400-килограммового барьера в сумме троеборья.-Ю. В.). В 1932 году на Олимпийских играх в Лос-Анджелесе США были представлены полной командой, тогда как другие страны – отдельными атлетами. В 1936 году на Олимпиаде в Берлине тяжелоатлеты представляли уже 23 страны (для сравнения: на чемпионат мира в Париж в 1946 году своих атлетов прислали 13 стран, на чемпионат мира в Вену в 1961 году-33 и в 1978 году на чемпионат мира в Геттисберг (США) –52.-Ю. В.). Кроме того, имелось немало стран, которые не являлись членами международной федерации, но чьи атлеты устанавливали мировые рекорды…

Рекордсмен в очках

В те времена, естественно, слова “хипстер” не знали, но по нынешним меркам стильная оправа неизменных очков Юрия Петровича вполне в нынешнем тренде. Жаль, что сейчас он их не носит.

Власов родился 5 декабря 1935 года в интеллигентной семье: отец — дипломат, разведчик, полковник ГРУ и специалист по Китаю, мать — заведующая библиотекой. О судьбе Власова в военные годы прктически ничего не говорится в источниках, поэтому приступим сразу к его большому пути.

Ещё мальчиком, учась в Суворовском училище, Юрий был поражен в самое сердце книгой “Путь к силе и здоровью” Георга Гаккеншмидта 1911 года издания, ещё со знаками «ять» (кстати, скачать её можно ), и точно знал, что его путь предрешен. В 14 лет он уже начал свой блистательный спортивный путь.

Кстати, его судьбу повторил в своё время знаменитый Арнольд Шварценеггер, для которого Власов был главным кумиром. Арнольд также рано твёрдо уверился в своём пути бодибилдера и в том же возрасте начал показывать спортивные успехи. Однажды на соревнованиях в перерыве между подходами к Власову подвели 15-летнего парня Арнольда. “Я не помню, что тогда наговорил ему. Я был возбужден и твердил только — не бросай спорт! Люби спорт! Все будет прекрасно. Я сам прошел через такие испытания. Он ушёл со слезами на глазах”.

Встреча Власова и Щварценеггера много лет спустя

Ещё одно качество, которое Арнольд подглядел у Власова, — психологическое давление на соперника. Он показывал соперникам ещё до выхода на помост, что победитель известен и сопротивляться бесполезно. В спорте, где многое зависит от настроя, это срабатывало безотказно.

Ну, и, конечно, труд — тяжёлый, упорный, размеренный. Власов тренировался ежедневно с 10 утра до 16 часов. “Волосы сгорали от пота, я их сбривал” — вспоминает Власов, — “с 19 до 33 лет я ничего не видел, кроме одной тяжелейшей работы”.

Юрий Власов бьётся за рекорды

В возрасте 21 года в 1957 году Юрий впервые стал рекордсменом СССР в рывке (144,5 кг) и толчке (183,0 кг) и это было началом “десятилеки” Власова.

В 1959-м он победил на чемпионате мира в Варшаве.

А на следующий год на Олимпиаде в Риме состоялся триумф Юрия — ту Олимпиаду назвали “Олимпиадой Власова”. На помост для последнего упражнения (толчок) Власов вышел по-крутому: начал, когда все конкуренты уже закончили соревнования. Первая успешная попытка сразу с весом 185 кг — и Власов получает олимпийское «золото» и мировой рекорд в троеборье — 520 кг. Вторая попытка — 195 кг — и мировой рекорд в троеборье становится уже 530 кг. Третья попытка — 202,5 кг (мировой рекорд в толчке) и ещё один в троеборье — 537,5 кг. Ближайший соперник отстал от Юрия на 25 килограммов.

Этот рекорд стал не только официальным мировым рекордом, но и превысил феноменальные достижения американца Пола Андерсона — официальное (512,5 кг) и неофициальное (533 кг), сняв все вопросы.

Власов на Олимпиаде-1960:

“Я такого триумфа никогда не видел больше в своей жизни! Огромный многотысячный зал сорвался со своих мест, всё перевернулось, они прорвались на сцену, взяли меня на руки. Меня отбивала полиция. Я когда в Риме переходил потом улицу, полиция перекрывала для меня одного дорогу — в любых неположенных местах” – радуется Власов. Тогда спортсмены были фантастическими легендами.

Следующие 2 года основным соперником Власова был другой американец — Норберт Шемански. Несмотря на то, что он был старше советского тяжелоатлета на 11 лет, он дважды (в 1961 и 1962 годах) временно отбирал у Власова рекорды мира в рывке и дважды (1962 г и 1963 г) становился после него вторым на чемпионатах мира.

На следующую Олимпиаду в Токио в 1964 году Власов приехал главным фаворитом. Его боготворили не только в СССР. Его очки, которые он не снимал во время подходов, обращали внимание журналистов и на другие стороны его личности. “…Он соединил в себе все качества, которые можно требовать от атлета. Силу, гармонию, форму и вместе с тем приветливость и ум. Этот инженер, владеющий несколькими языками, — образец совершенного человека”, – писал о Власове шведский журналист Торстен Тэнгер.

Однако, победить в Токио не удалось. Соперником Власова стал товарищ по команде Леонид Жаботинский. За несколько месяцев до Олимпиады Жаботинский установил мировые рекорды в рывке, толчке и сумме, но к началу Игр Власов успел эти рекорды вернуть. Намечалась битва советских тяжелоатлетов. Первое упражнение (жим) выигрывает Власов с мировым рекордом — 197,5 кг, соперник по команде отстает на 10 кг. В рывке Власов взял 162,5 кг, позволив Жаботинскому уменьшить разрыв до 5 кг (он взял 167,5 кг). Видимо, это подзадорило Юрия, и он совершает невероятное — идёт на четвертый подход, который не идет в зачет соревнований (!), и устанавливает мировой рекорд — 172,5 килограмма.

“Всем своим видом я демонстрировал, что отказываюсь от борьбы за “золото” и даже снизил начальный вес. Власов, почувствовав себя хозяином помоста, ринулся покорять рекорды и… срезался.”, — комментировал позже Леонид Жаботинский. В последнем упражнении Жаботинский толкнул 200 кг, Власов — 210.

После этого вес был установлен выше мирового рекорда — на 217,5 кг. Третья попытка Власова взять этот вес была неудачной, а у Жаботинского с третьего раза получилось и он в итоге на 2,5 кг обогнал непобедимого Власова. Власов позже вспоминал: “Мне надо было толкнуть 212,5 кг, Жаботинскому тогда пришлось бы толкать 222,5 и он бы этого не смог бы сделать, а я тогда по многу раз на тренировках 212,5 толкал. Почему я так не сделал? Потому что не считал Жаботинского соперником. А почему не считал? По поведению его за кулисами. И это был мой самый большой просчёт”.

Если вам интересно разобраться в этой драматичнейшей истории, посмотрите посвященную этой борьбе передачу:

После этой Олимпиады Власов отказался от тренировок и решил уйти из большого спорта. Одна из японских газет написала: “Два сильнейших человека России — Никита Хрущёв и Юрий Власов — пали почти в один день”. Соревнования проводились через 4 дня после снятия Хрущева.

Сам Власов сказал: “Ушел я молодым. Еще мог лет 5 выступать и побеждать мог. Я, бывало, проснусь ночью, сильный ещё был, и голос говорит — “Вернись! Вернись! Ещё все победы у тебя будут. Через 2-3 года поздно будет.” Так до утра и лежал с этими мыслями. Это не в шахматы или бридж на чемпионате мира играть — платишь жизнью. Я видел как руки втыкались в помост и кости выходили наружу”. Однако, уход Власова оказался не окончательным. Из-за денежных проблем Власов был вынужден вернуться: осенью 1966 года он возобновил тренировки, а 15 апреля 1967 года на чемпионате Москвы установил свой последний мировой рекорд, за который получил 850 рублей.

Юрий Власов — политик

“В 60-70-е годы моё имя стирали из спорта. Показывали фильм про Олимпиаду в Риме, расхваливали других спортсменов, но обо мне — ни слова. В людскую память я вернулся уже в 80-е годы.” – говорит Юрий Петрович.

В конце 80-х Власов пошёл в политику. В 89-91-м был народным депутатом СССР, осенью 89-го вышел из КПСС и прилюдно подверг критике партию и КГБ. В 1993-1995 годах был депутатом Государственной Думы, победив на выборах Константина Борового: за Власова тогда проголосовали 24,5%. Но в 1995-м Боровой взял реванш и победил Юрия Петровича на выборах.

Последний политический шаг Власова — в 1996-м он баллотировался на пост Президента России, когда выбирали Ельцина. Тогда он набрал 0,2% голосов.

В отличие от Власова, у Шварценеггера, который полностью копировал судьбу своего героя, поход в политику всё же получился

“Хоть при социализме, хоть при капитализме — подхалимам хорошо живётся. Нет у тебя хребта, готов ползать и лизать — и ты при любом строе будешь очень нужный человек. Сделаешь хорошую карьеру. Есть у тебя стержень, свои принципы — при любом строе тебя сотрут и сомнут, такие люди не нужны. У меня был стержень, но потребовалась нечеловеческая сила, жизненная энергия. То, что мне удалось выжить — не дай бог другому такое пережить. И тяжелейшие операции, и безденежье, и ни одного шага в литературе, и глухую блокаду — что только со мной не делали”, – вспоминает Юрий Власов. “Я делал это для страны, для народа. Это звучит может быть нескромно, но это было единственное, что освещало смыслом мою жизнь”.

Юрий Власов — писатель

Ещё не закончив спортивную карьеру, Власов начал писать. В год Олимпиады-64 в Токио выходит его книга “Себя преодолеть”, высоко оценённая его другом и писателем Львом Кассилем. Затем по воспоминаниям отца — “Особый район Китая”, которая разошлась тиражом в сотни тысяч экземпляров и была переведена на несколько языков.

“Мне хотелось писать, я любил литературу. Мне надо было становиться на ноги, пока я молод. Но была опасность засосаться в победах — ведь очень лестно быть чемпионом. Но я не хотел быть зависим от спорта и в то же время не хотел быть приживальщиком от спорта” — вспоминает Власов. Литература и сейчас является главным делом его жизни — Власов продолжает выпускать книги. Два года назад вышел двухтомник Юрия Петровича “Великий передел” — об отношениях России и Японии с конца XIX столетия до 1945 года. Но самая известная его книга, трижды переизданная, — “Справедливость силы” (которая продается и сейчас на Озоне).

“У меня начато столько книг, что мне надо ещё лет 60 чтобы все их закончить. Я очень люблю жизнь” — вспоминает Власов в документальном фильме о нём.

Известный американский тренер по тяжёлой атлетике Боб Гофман писал о Юрие Власове

«…Ты родился, чтобы помочь Человеку познать самого себя. Поверить в то, что у всех нас есть бесконечный запас сил. Что каждый из нас способен творить чудеса.. «

Всего две строчки, но в них вся правда о Юрие Петровичи Власове. Вся его жизнь, спортивная карьера, жизненные принципы это – пособие для молодых (да и не только) по гармоничному развитию человека. Причем не только физическому, но и духовному.

Я понимаю, что лучше Власова о Власове никто не расскажет, но этот пост я пишу не только для вас, но, в первую очередь, для себя. Именно мне нужно, чтобы то, что я понял, читая и изучая Власова, крепко-накрепко засело в голове и сердце. Что быстрее происходит, когда начинаешь формулировать мысли вслух, а еще лучше на бумаге.

Самый сильный человек на планете. Согласитесь, друзья, что большинство из нас воспринимает эту фразу с точки зрения физической силы. Поднял больше, метнул дальше… Но, если говорить о Юрие Власове, то тут надо иметь ввиду не только физическую, но и духовную силу. Силу воли и силу духа.

Начнем с физической силы.

Юрий Петрович, а не инопланетянин ли Вы?

Странно, но жизнь Юрий Петровича до Саратовского Суворовского училища закрыта за 7 замками. Может быть потому что, его отец был полковник ГРУ? Все может быть.

Но, кое-что из «засекреченной» биографии есть. Известно, что Юрий Власов родился 5 декабря 1935 года в городе Макеевка (Донецкая область). Про родителей знаем, что мама заведовала библиотекой, а папа — дипломат, полковник ГРУ. От мамы мальчику передалась любовь к книгам и литературе вообще. Но, видел себя Юра дипломатом-разведчиком, как отец.

Информации, конечно, маловато. И мы можем только предполагать какие упражнения выполнял мальчишка, какие нагрузки себе давал, чтобы уже в 14 лет иметь второй мужской разряд по легкой атлетике.

Но, то, как сформировал себя будущий олимпийский чемпион за годы учебы в училище достойно самого скрупулезного изучения, экспертных оценок и трактата под названием «Страсть к силе».

Вот некоторые результаты курсанта Суворовского училища Юрия Власова.

  • Отжимание на параллельных брусьях – 40
  • Подтягивание – 30 (при весе более 90 кг)
  • Прыжок в длину – 6 м
  • Метание гранаты (700 гр) – более 60 метров
  • Приседание со штангой весом 200 кг – 8 раз за подход (Как писал Юрий Петрович: «такое было под силу, только чемпиону страны в тяжелом весе»). Через несколько лет тренировок вес штанги вырос до 300 кг.

Вот так смотрю я на все эти результаты 20 летнего молодого человека и все больше думаю о пробелах в биографии Власова. Юрий Петрович, а не инопланетянин ли Вы? Будем надеяться, что нет.

А теперь, очень важный момент!

Хочу сказать, что все эти результаты дались Юрию Петровичу относительно легко. Да, была разработана собственная система тренировок и были непомерные для простых смертных нагрузки. Но, для Власова это была физкультура. Он не думал о рекордах и чемпионстве. Он спокойно без рывков растил свою силу. Большой спорт начался потом. А когда, начинается спорт, заканчивается физкультура. А что будет, когда закончится спорт? Об этом ниже.

Большой спорт. Десятилетка Власова

А дальше начался стремительный поход к чемпионству. Стимулов было предостаточно. В том числе и, как тогда всем казалось, «вечные» рекорды американца Пола Эндерсона. Этим человеком вполне заслуженно восторгался весь мир. В 1956 он поднял планку силы на такую высоту, что многие спортсмены даже помышлять о ней не думали.

Судите сами.

Упражнение Рекорд СССР Эндерсон
Толчок Менее 180 кг 200 кг
Жим Менее 160 кг 185,5 кг

Не думал об этой планке и Власов. Он просто восхищался талантом этого человека-силы. И у него даже в мыслях не было, что уже в 1959 году казалось незыблемое, рухнет.

Спорту лишь досуг

Окончив суворовское училище Власов продолжил образование в «Военно-воздушной инженерной академии имени Жуковского».

В отличие от училища, тренировки стали более целенаправленными. В смысле, тяжелая атлетика стала тем видом спорта, который все больше и больше увлекал Юрия.

Но и тут, основное время уделялось учебе. Тренировки только в свободное время. Хочу сказать, что досуга, по словам самого Власова, у него было достаточно. Учеба давалась легко, семьи не было, вредных привычек тоже.

Результаты пришли очень быстро. Уже на втором году обучения Власов вошел в пятерку лучших тяжелоатлетов Москвы. Ни одно соревнование не проходило без будущего чемпиона. Метал гранату, толкал ядро и, конечно, штанга. И что важно, ниже призового места он не опускался.

И между тем, спортивные победы не были самоцелью. Он любил спорт, но не считал его делом всей жизни. Первым делом учеба, литература, история. Ну а «золото»? А «золото» потом.

Самый сильный человек

1957 — в 22 года Власов – официально мастер спорта СССР. Он уже тренируется в ЦСКА и его тренером становится Сурен Петросович Богдасаров.

С этого момента и началась десятилетка Власова. Рекорды сыпались один за другим. Сначала союзные, а потом и мировые.

Для Власова не стало идолов. Он перестал бояться имен, а просто шел вперед и становился сильнее.

  • 1957 — Рекорд союза в толчке (185 кг), а потом и в рывке (144,5 кг). Причем сделал это Власов на удивление для самого себя легко. Он просто не чувствовал вес штанги.
  • 1959 – Первый мировой рекорд в толчке — 197,5 кг. Он был установлен в «Доме офицеров Ленинградского военного округа». Что там творилось потом, представить себе трудно. Ведь побит самый грозный рекорд Эндерсона!

    Все! Стоп! С этого момента для Власова произошла переоценка ценностей. Он понял, что взвалил на себя ношу, самого сильного человека в мире. А она очень тяжела. Это звание кроме почета и славы, требует защиты. Неважно, какой ценой, но Власову предстояло постоянно доказывать себе и другим, что это титул он получил не случайно.

  • 1959 — Победа на чемпионате мира в Варшаве после пятичасовой борьбы с двумя американскими атлетами. Обратите внимание, 5 часов борьбы, а приходил в себя наш герой в течение нескольких месяцев. Но пришел.

XVII летние Олимпийские игры в Риме. 1960 год. «Олимпиада Власова»

И, наконец, 1960 – триумф. По-другому не скажешь. До сих пор Олимпиаду в Риме считают «Олимпиадой Власова». Да, чтобы понять, это нужно видеть. К сожалению, телевидение 60х не может в полной мере отразить атмосферу тех соревнований, но что-то увидеть мы с Вами все же можем (в конце статьи есть видео).

Краткий репортаж и итоги.

Борьба развернулась между двумя американцами (Джим Брэдфорд и Норберт Шемански) и Юрием Власовым.

Бой был, как говориться, ни на жизнь…. С 21.00 до 3 утра. Ничего не скажешь, достойные соперники.

Жим. Власов делит 1 и 2 место с Брэдфордом — 180 килограммов. Шемански – третий.

Рывок. Советский штангист первый с результатом 155 кг. Брэдфорд отстал на пять кг, а Шемански — на пятнадцать.

Толчок — развязка.

Бредфорд поднимает 182,5. Это новый олимпийский рекорд в толчке и повторение мирового рекорда Эндерсона в троеборье (512,5). Попытка поднять 185 – неудача.

За дело берется Власов.

1 подход. На штанге 185. Вес взят. Власов – чемпион олимпийских игр с новым мировым рекордом в троеборье (520 кг)

2 подход. Штанга потяжелела на 10! килограмм. Зал гудит. Есть! Чисто! Очередной мировой рекорд в троеборье (530 кг)

3 подход. 202,5. Честно говоря, что твориться в зале не могу представить. Зрители уже стали свидетелями чуда. А тут такое….. И Власова уже не остановить. Вес взят. Мировой рекорд в толчке и мировой рекорд в троеборье (537,5 кг)!!!

И тишина. А потом взрыв трибун. Темпераментные итальянские зрители бросились к помосту. И даже музыканты бросили свои места, чтобы поприветствовать советского чемпиона. Браво, Юрий! Брависсимо!

«Хождение по золоту»

Следующий предолимпийский цикл для Юрия Петровича это – хождение по «золоту». Чемпионаты мира в Вене, Стокгольме, Будапеште. Соперников, кроме Норбета Шемански не осталось. Мировые рекорды сыпались один за другим. В итоге человек-сила поднял планку в троеборье до 580 кг.

В общем, на олимпиаду в Токио Юрий Петрович приехал явным фаворитом. И победа ему была нужна по двум причинам:

  1. Во-первых: Это Олимпийские игры. Этим все сказано
  2. И во-вторых: Власов заканчивал карьеру. И, сами понимаете, уйти он хотел непобежденным.

И, тем не менее, установив 2 очередных мировых рекорда, он проиграл. Проиграл своему товарищу по команде, будущей звезде тяжелой атлетики Леониду Жаботинскому.