Почему у футболистов большие зарплаты?

Разбираем, кто на ком наживается

Футбол – самый популярный вид спорта в мире. Его любят миллиарды, в него играют миллионы. Это еще и очень демократичный спорт: для игры в футбол нужны ровная площадка, круглый мяч и несколько друзей. Профессиональные команды, конечно, имеют в своем распоряжении спортивные базы, стадионы, объекты инфраструктуры; нанимают самых талантливых игроков со всего света и платят им миллионы евро. Многие скептики в наше время задаются вопросом – за что получают футболисты свои астрономические зарплаты? Чем их труд лучше, чем труд врачей или спасателей? В этой статье мы постараемся ответить на них.

Задаваясь вопросами о зарплатах игроков, скептик – обыватель совершает как минимум две непростительные ошибки. Рассмотрим их.

Во-первых, он начинает сравнивать труд футболиста и врача с точки зрения его полезности, необходимости обществу и неизменно заходит в тупик. Критерий полезности в этой паре профессий субъективен, потому что его невозможно измерить цифрами. Предложим иной критерий, характеризующий объем произведенного продукта за единицу времени – производительность труда. Какой продукт производит врач? Услугу, направленную на удовлетворение потребности пациента в излечении от болезни. Этот продукт имеет ценность только для одного конкретного пациента, перепродать его другому человеку невозможно. Таким образом, мы в любом случае имеем только одну потребительную стоимость. А время, затраченное на ее производство, колеблется от нескольких минут до нескольких лет.

Какой же тогда продукт производит футболист, гоняющий мяч по полянке в компании друзей? Мы не зря упомянули о миллиардах любителей футбола по всему свету. Каждый из них, если включит телевизор, станет потребителем продукта, который производится на футбольном поле. Этот продукт – медиаконтент. 90 минут самого востребованного шоу в мире делают два десятка парней, гоняющих кожаный шар. Этот продукт можно перепродавать за гигантские суммы! Доходы от трансляций, например, испанского регулярного чемпионата, где играют знаменитые «Реал Мадрид» и «Барселона», в 2017 году превысили 1 миллиард евро! Маркетинг и реклама, идущие с телетрансляциями рука об руку – еще 600 млн евро! Желание болельщиков увидеть матчи вживую принесло испанским футбольным властям еще 750 млн евро. Похожие цифры и в других популярных лигах. А ведь это мы еще не лезем в дебри и не выясняем, кто и кому потом эти права на трансляции перепродал и за какую цену. Таким образом, мы видим, что произведенный во время матча продукт стоит огромных денег.

При этом мы можем взглянуть на рейтинг самых высокооплачиваемых футболистов и увидеть, что доходы даже его лидеров едва дотягивают до полусотни миллионов в год, если не брать в расчет их личные рекламные контракты. Менее талантливые и популярные игроки получают на многие порядки ниже. Немного, по сравнению с доходами чемпионатов. Можно даже посчитать, что гонорары игроков вполне справедливы.

А здесь и кроется вторая ошибка нашего скептика-обывателя. Говоря о футболе, он представляет его как действо, происходящее в телевизоре. В лучшем случае, он видит его непосредственно на стадионе. Отсюда вытекает ошибочное мнение, что в процессе принимают участие лишь игроки, их тренеры и судьи, то есть как раз те, кого нам показали на экране. Однако в производстве самого востребованного контента в мире задействовано гораздо больше людей. Это – администрация и персонал стадионов со всевозможным функционалом: техники, разнорабочие, охрана, повара, медики, уборщики. Это – и целые армии телеоператоров, монтажников, режиссеров. А также маркетологи, рекламщики, агенты по продажам, клерки компаний, включенных в процесс. Это – сотни и тысячи трудящихся по всему миру. Именно их ежедневный труд превращает продукт этого необычного производства в товар и делает его доступным к приобретению в любой точке земного шара. Это их усилиями спортивный бизнес приносит миллиардные прибыли своим владельцам. Без этих работников футбольного тыла беготня по полю с мячом не стоит и гроша.

Каково же их положение относительно футболистов? Рассмотрим на примере Российской футбольной премьер-лиги. Существует рейтинг самых высокооплачиваемых игроков российского первенства. Средний показатель – 1,5-2 миллиона евро в год. С другой стороны мы знаем, что с учетом всех игроков, средняя зарплата футболиста РФПЛ составляет 800 тысяч рублей в месяц. От нее и будем отталкиваться, чтобы показать, насколько велика разница между теми, кто на экране, и теми, кого в нем нет. Пробежимся по вакансиям и зарплатам в футбольных клубах, которые нам удалось найти в интернете:
ФК «Спартак» (Москва): инженер – 83 тысяч рублей, продавец-кассир – до 45 тысяч рублей, замглавного бухгалтера – 100 тысяч рублей, электрик – 35 тысяч.
ФК «Зенит» (Санкт-Петербург): разнорабочий – 20 тысяч рублей, продавец-кассир – 28 тысяч рублей, инженер – 60 тысяч.
Рассмотрим и работников телевидения. Вакансии на спортивном телеканале «Матч ТВ»: дежурный инженер – 55 тысяч рублей; «Первый канал»: специалист – 33 тысячи рублей, менеджер – 75 тысяч.

Реклама на стадионе

Как мы видим, разница более чем существенна. Почему? Футболисты, и сотрудники клубов и телекомпаний являются производительными работниками, работающими по найму у капиталиста, которому они приносят гораздо больше денег, чем получают сами в виде заработной платы. Футболисты приобретаются в клуб для того, чтобы через демонстрацию их игры, обеспеченную трудом рядовых сотрудников, приносить еще большую прибыль хозяевам. Участники футбольного производства трудятся над созданием медиаконтента, который в разы дороже, чем все их зарплаты в совокупности. А значит, продав медиаконтент, хозяева клубов и СМИ получат прибыль, часть которой капиталисты от футбола присвоят себе для своего личного обогащения, а часть снова используют, чтобы нанять работников, произвести и снова продать футбольный продукт. Круг капитала замыкается: деньги, превращенные в товар, снова становятся деньгами.

Но труд инженера Иванова может выполнить инженер Петров, а вот игру, скажем, Лионеля Месси мало кто в состоянии повторить, в отличие от игры менее талантливых футболистов. А раз оригинал невозможно воспроизвести, то и цена его может быть сколько угодно высокой, в то время как менее популярные спортсмены и получают на многие порядки ниже. Сравнивать зарплату врача и зарплату знаменитого футболиста – все равно, что сравнивать зарплату врача и цену картины Пикассо. За картину пойдет нешуточная борьба на аукционе, и шедевр достанется тому, кто заплатит больше других.

Так, любой работник любого производства, обладающий уникальными навыками или знаниями, позволяющими производить более продаваемый товар, будет получать намного больше своих коллег, но при этом доход хозяина производства все равно окажется в разы выше. В этом футбольное производство ничем не отличается от других, просто по своей специфике оно более других находится на виду и поэтому провоцирует соответствующие разговоры в обществе. Корень зла следует искать не в зарплате Артема Дзюбы, а в системе, благодаря которой все на свете превращается в товар, а результаты труда миллионов людей служат для ежедневного обогащения класса капиталистов.

«Социальное извращение». Почему российские футболисты зарабатывают так много

Российский футбол. Кто-то называет его бессмысленным, кто-то — беспощадным. А некоторые используют одновременно оба эпитета. Но практически все убеждены в одном: у футболистов Российской футбольной премьер-лиги (РФПЛ) неоправданно высокие зарплаты. Вряд ли кто-то обратил бы внимание на суммы в контрактах футболистов, если бы не одно большое и многозначительное «но». В последние несколько лет российские болельщики испытывают от игры сборной или клуба РФПЛ одно сплошное разочарование.

Мы до сих пор вынуждены вспоминать бронзовое Евро-2008 — последний настоящий триумф сборной России. Подумать только, прошло уже практически 10 лет, а других результатов игроки национальной команды так и не показали. С тех пор говорят только о постоянных громких скандалах с участием футболистов и очередных неудачных матчах. После каждого обидного поражения болельщики надеются, что в следующий раз точно все получится. Но этот самый следующий раз пока так и не наступил.

Говорить о себе футболисты заставляют по большей части в негативном контексте: вечеринка с шампанским Мамаева и Кокорина, дорогущий Gelandewagen все того же Кокорина, luxury-фотографии других футболистов в Instagram. Из-за отсутствия хороших результатов общество крайне негативно реагирует на огромные зарплаты игроков.

В недавнем интервью глава РФПЛ Сергей Прядкин заявил, что средняя зарплата футболистов от 800 тысяч рублей до миллиона рублей. Однако это всего лишь средние цифры. Они учитывают и контракты в клубах, располагающихся в нижней части таблицы РФПЛ. То есть тех клубов, чьи бюджеты несопоставимы с тем же «Зенитом» или «Спартаком». В РФПЛ играют немало футболистов, получающих в год три-пять миллионов долларов.

Телеканал «360» решил выяснить, почему игроки получают так много денег, оправданно ли это и как можно изменить систему.

Таких денег не стоят

Советский футболист Валерий Рейнгольд заявил, что проблема заключается в подражании европейскому футболу.

Мы подстроились под европейские стандарты, там денег немерено. У нас футбол на таком низком уровне, что наши игроки таких денег не стоят. Футболисты не виноваты, они просто играть не умеют. Они не понимают, что футбол для народа, и надо выходить его радовать. Это какие-то школьники, как им не стыдно деньги-то получать? — удивился Рейнгольд.

По его словам, в РФПЛ царит чиновничий беспредел, который мешает развитию российского футбола в правильном направлении.

Пока российским футболом будут руководить чиновники такого уровня, которые есть сейчас, у нас ничего не выйдет. Если мы хотим развивать наш футбол, надо навести порядок в футбольном хозяйстве, — сказал экс-футболист московского «Спартака».

Деньги — явление развращающее

Спортивный журналист, главный редактор газеты «Советский спорт» Николай Яременко назвал суммы, которые фигурируют в российском футболе, извращенным явлением. По его мнению, клубам необходимо запретить использовать бюджетные средства.

Деньги в российском футболе явление негативное и развращающее. Когда футболисты получают в разы больше, чем его реальная рыночная стоимость, мы получаем Мамаева, Кокорина и прочих абсолютно демотивированнных футболистов. Во-первых, надо запретить пользоваться государственными деньгами. Содержание футбольных клубов на деньги бюджетников — это социальное извращение. На выходе мы получаем неадекватные зарплаты. Во-вторых, это просто приводит к тем самым социальным искажениям и, по большому счету, некачественному российскому футболу, — отметил Яременко.

Зарплаты за паспорт

Решение проблемы с неоправданно высокими зарплатами футболистов журналист видит в отмене лимита на легионеров. Сейчас в РФПЛ он действует по схеме «6+5». Иными словами, на поле в матчах российского первенства в составе одной команды могут одновременно находиться не более шести иностранцев.

Надо в любом случае отменять лимит на легионеров. Потому что там, где квотирование, там и нарушение конкурентоспособности. Футболисты получают деньги только за наличие российского паспорта. Это никоим образом не заставляет их ежедневно доказывать, что именно они, а не их партнеры с зарубежным паспортом должны выходить на поле, — сказал журналист.

О необходимой отмене лимита на легионеров также рассказал автор петиции о расформировании сборной России Артем Хасанов.

Каждый заслуживает оплаты в соответствии со своей квалификацией и своими достижениями. Если футболист показывает хороший результат, почему бы ему не получать хорошую зарплату. Но пока у нас в стране идет огромный разрыв между результатами и зарплатами. Лимит на легионеров — одна из причин того, почему у футболистов такие зарплаты, а результатов нет, — пояснил Хасанов.

Деньги налогоплательщиков

Футбольный агент Алексей Сафонов отметил, что уровень зарплат футболистов должен зависеть от способа финансирования клуба. По его мнению, владельцы частных команд имеют право выплачивать футболистам ровно столько, сколько они считают нужным.

Если клуб бюджетный, то такие высокие зарплаты футболистов не оправданы. Если клуб частный, то президент уже сам решает, ведь он платит свои деньги. Тут я не вправе считать чужие деньги, это некорректно и некрасиво. Допустим, если Сергей Галицкий или кто-то еще платит — это одно дело, если же на зарплату для футболистов идут деньги налогоплательщиков — это совсем другое дело, — сказал Сафонов.

При этом он отметил, что клубы без бюджетного финансирования попросту не смогут существовать.

Клубы без поддержки бюджета не выживут. Тогда, скорее всего, надо будет вводить потолок зарплат и жить по средствам. Введение потолка зарплат в пределах одного миллиона рублей вполне будет оправданно. Хорошие легионеры едут в Россию именно заработать денег, а не из любви к России, — отметил Сафонов.

Зарабатывают столько, насколько их оценили

Принципиально иной позиции придерживается футбольный агент Арсен Минасов. Он считает, что футболисты зарабатывают столько, насколько их оценили. А отмена лимита или введение потолка зарплат не поможет решить вопрос.

Футболисты зарабатывают ровно столько, насколько их оценили. Говорить о том, высокая зарплата или низкая, по меньшей мере, некорректно. Зарплату футболист получает не под дулом автомата или под угрозой жизни и смерти для работодателя. Футболист оценил свой труд, работодатель же оценил футболиста, предлагая ему контракт. Потолок зарплат устанавливать в РФПЛ не нужно. Ни один лимит не влияет на увеличение или уменьшение зарплаты, его нет смысла привязывать к вопросу зарплат, — сказал Минасов.

О необходимости проведения реформ в российском футболе говорят много и давно. Ужесточают лимит, меняют тренера, разочаровываются, снова меняют тренера, покупают и продают футболистов, обновляют состав национальной команды. Но результатов пока нет. Домашний чемпионат мира уже рядом, а надежда на хороший результат где-то далеко.

Источник: О Бизнесе

Огромные, фантастические, порой просто безумные деньги переходят из рук в руки в футбольном мире каждое лето. Поставит ли “Барселона” новый рекорд, купив Филиппе Коутиньо у “Ливерпуля”? Найдется ли покупатель с глубокими карманами на изгоя “Челси” Диего Косту?

Лучшие клубы стремятся заполучить самых лучших игроков. Лучшие игроки и их агенты ищут самое выгодное предложение. А клубы, которые вынуждены продавать своих лучших футболистов, делают всё, чтобы не продешевить.

Проходит год, и история повторяется – несмотря на то, что футболисты подписывают контракты длительностью до пяти лет.

Что вообще происходит с финансами мирового футбола? Откуда берутся такие деньги? Почему игроки стоят с каждым годом все дороже и дороже? И с чего началась вся эта финансово-спортивная вакханалия?

Давайте разберемся.

Что, действительно деньги такие сумасшедшие?

Да, иначе и не скажешь. Судите сами: бразильская суперзвезда Неймар недавно перешел из “Барселоны” в парижский ПСЖ за 222 млн евро (265 млн долларов). Это более чем в два раза превышает прежний трансферный рекорд, когда за француза Поля Погба “Манчестер Юнайтед” заплатил 105 млн евро. А ведь тот рекорд был поставлен совсем недавно, в прошлом году, и тогда казалось, что болельщиков уже ничем не удивить. Ан нет.

Дело в том, что не существует никакого потолка, ограничивающего траты футбольных клубов. Что же нас ждет через год? А может, новый рекорд будет установлен уже сегодня-завтра, в последние дни, в последние часы окна трансферов?

За что платят?

Футбол – это глобальный бизнес, и лучшие игроки постоянно меняют место работы. Дэвид Бекхэм, например, по ходу своей карьеры выступал за клубы Британии, Испании, США, Италии и Франции. Профессиональные футболисты подписывают контракты на определенное количество лет – до пяти. Если игрока покупают до того, как его контракт истек, то новый клуб выплачивает компенсацию старому.

Когда происходят трансферы?

Это случается дважды в год. По правилам ФИФА, в году существует два периода, во время которых клубы могут покупать иностранных игроков. Эти периоды называют трансферными окнами. Более длинное окно – в межсезонье, более короткое – в середине сезона, зимой.

Более точно даты определяются футбольными ассоциациями конкретных стран. Во многих странах Европы летнее окно трансферов закрывается 31 августа. В США оно уже закрылось 9 августа.

Игрока покупают – и всё?

Нет. Футболист, его агент, клуб и юристы, их обслуживающие, начинают работать над новым контрактом, в котором будут прописаны зарплата и всевозможные бонусы. Игроки проходят медосмотр и тесты физического состояния.

Если обнаруживается доселе неизвестная травма, то это влияет на величину компенсации. (Трансфер может вообще сорваться по причинам неудовлетворительной формы или состояния здоровья игрока – Ред.)

Кому сколько?

Та самая сумма в 222 млн евро не выплачивается Неймару. ПСЖ платит футбольному клубу “Барселона”. Говоря технически, они заплатили по пункту в старом контракте Неймара, в котором были предусмотрены отступные – эти самые 222 млн.

Согласно ряду источников, часть этой суммы – 38 млн – получат за помощь в осуществлении перехода футболиста его отец, его агент и еще несколько человек.

Затем ПСЖ будет платить Неймару зарплату – около 45 млн евро в год до налогообложения (и надеяться на то, что заработает на его имени и изображении).

Права на изображение футболиста как правило становятся одним из центральных вопросов при обсуждении условий контракта. Обычно клубы требуют эксклюзивного права контролировать, какие изображения футболиста появляются в рекламе и пиар-материалах.

Но и игроки не хотят полностью терять право распоряжаться возможностями заработать на рекламе. Поэтому начинается торговля, которая может привести к тому, что доходы от использования изображения футболиста делятся пополам между ним и клубом.

В случае Неймара всё еще сложнее. “Барселона” заявила, что намерена подать на него в суд за нарушение контрактных обязательств, поскольку он уже получил некие бонусные выплаты за продление на пять лет своего контракта в прошлом году.

Испанский клуб требует от футболиста 8,5 млн евро за ущерб плюс возврат бонуса, сумма которого не раскрывается, плюс 10% интереса с той неоглашенной суммы.

Откуда такие деньги?

В футболе вращаются очень большие деньги. Доход 20 самых богатых клубов мира (все они – европейские) в 2015-2016 гг. составил 7,4 млрд евро (по данным аудиторской компании Deloitte).

Самые большие доходы – у “Манчестер Юнайтед” (689 млн евро). 43% этой суммы получено от спонсорских контрактов и продажи сувенирной продукции (ПСЖ не упустит этой возможности – надо ожидать, что парижский клуб завалит мир футболками с надписью “Неймар” на спине).

Продажа прав на телетрансляции дала еще 39% дохода МЮ, в то время как продажа билетов – всего лишь около 18%. Сюда не входят доходы от трансферных сделок, но, безусловно, клубы зарабатывают и на продаже игроков.

И что, так было всегда?

Раньше это выражалось не в таких внушительных цифрах. До 1995 года у многих европейских клубов была квота на иностранных игроков.

В 95-м начало действовать так называемое правило Босмана (после решения суда по делу этого бельгийского футболиста – Прим. переводчика), закон, действующий в странах ЕС, который среди прочего отменил все ограничения на число футболистов из других стран Евросоюза. (Да и вообще вся существовавшая ранее европейская трансферная система была признана тогда нелегитимной – Ред.)

После этого европейский футбол превратился в обычный международный рынок, с сопутствующей этому конкуренцией. Суммы, выплачиваемые за переход игроков, постоянно росли – как, в частности, и количество иностранных игроков в английской Премьер-лиге. К 2016 году в этой лиге около 70% футболистов были иностранцами.

Сегодня самые сильные клубы продолжают богатеть. Растущие доходы от телетрансляций – одна из причин этого. В 2016 году 20 клубов английской Премьер-лиги подписали с вещательными компаниями трехлетний контракт на сумму 10,4 млрд фунтов (13,4 млрд долларов). Это стало самой выгодной медиа-сделкой, когда-либо совершенной в профессиональном футболе.

В Великобритании компании BT и Sky сейчас платят Премьер-лиге более 10 млн фунтов (12,9 млн долларов) за трансляцию каждого матча.

Такие доходы неизбежно влияют на суммы трансферных сделок. В прошлом году, например, по данным ФИФА, английские клубы потратили на покупку игроков из-за рубежа больше денег, чем когда-либо – 4,79 млрд долларов, в среднем по 328 000 долларов за один трансфер.

Это хорошо или плохо?

Многие считают, что дорогие трансферы – это плохо для футбола. Международная федерация ассоциаций профессиональных футболистов FIFPro, например, назвала трансфер Неймара уничтожающим конкуренцию.

“Футбол все больше становится вотчиной небольшой группы богатых, в основном европейских клубов”, – заявил генеральный секретарь FIFPro Тео ван Сеггелен.

Бесконтрольно растущие выплаты по трансферам стали причиной того, что баланс в конкуренции уничтожен, сказал он, потому что только несколько сильнейших и богатейших клубов – “Манчестер Юнайтед”, мадридский “Реал” или мюнхенская “Бавария” – могут себе позволить покупку элитных игроков. Поэтому они доминируют в своих лигах, а бедные клубы не могут составить им конкуренцию.

Впрочем, данные ФИФА говорят о том, что дорогие трансферы – штука далеко не самая распространенная. Фактически только в 14% случаев всех прошлогодних трансферов в мире выплачивались какие-либо деньги. Остальные переходы были бесплатными – у игроков просто истекал старый контракт, и они переходили в другой клуб

Будет ли побит рекорд Неймара?

Лионель Месси в своем контракте с “Барселоной” имеет пункт о возможности выплаты отступных в сумме 300 млн евро. Так что рекорд Неймара не выглядит таким уж неприступным.

Нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

smokehookah

После поражения сборной России по футболу на Евро-2016 часто можно встретить возмущенные комментарии о том, что футболисты слишком много получают, что не надо им столько платить, что они этого не заслуживают. Быть недовольным, что команда проиграла это нормально, а когда начинают считать их деньги становится интересно разобраться кто им платит и почему так много.
Первая мысль о том, кто платит игрокам сборной России по футболу – конечно же государство. Но, сюрприз! Это не так. Сборной платит РФС – Российский Футбольный Союз, общероссийская общественная спортивная организация, которая существует по большей части на деньги спонсоров. Список спонсоров опубликован на сайте РФС.
Из 17-и компаний, всего 1 государственная — Аэрофлот. Остальные 16 включают в себя таких гигантов как Адидас, Кока-Кола, Мегафон, Норильский Никель и других.
Так что зарплату игрокам сборной платят эти компании-спонсоры. А поскольку за компаниями все-таки стоят живые люди, которые сами принимают решения как тратить свои деньги, осуждать их все-таки нельзя. Конечно, всегда можно сказать, что вместо того, чтобы платить деньги футболистам, можно построить школу или какие-нибудь еще социальные объекты, но, во-первых, многие из этих спонсоров и так участвуют в куче социально-полезных проектов и тратят гигантские суммы на благотворительность, а во-вторых, так можно докопаться до любого человека, который позволил себе потратить хоть немного денег на себя или свои увлечения, вместо того, чтобы отдать их на какую-нибудь благотворительность.
Так что первый вывод — зарплаты футболистам сборной платят компании, платят свои заработанные деньги и платят столько, сколько хотят. Если под давлением общественности зарплату сборной вдруг перестанут платить, не изменится ровным счетом ничего, потому что основная мотивация игроков — это не деньги (им и так платят очень много их клубы), а престиж и возможность «засветиться в сборной». В этом замечательном интервью с профессиональным агентом как раз говорится, что ценность игрока, поигравшего в сборной, сразу взлетает. Улучшить игру платой только за забитые мячи очень сложно, т.к. игроки уже имеют свои многомиллионные контракты с клубами (которые, фактически являются коммерческими организациями и платят зарплату своим работникам-футболистам столько сколько могут и хотят). Кто попало в сборную все равно не попадает, потому что спонсоры не заинтересованы в том, чтобы команда проиграла.
Теперь вопрос номер два. Почему футболисты в принципе так много получают? Потому что баланс спроса и предложения играет в их пользу. Футбол – самая популярная игра в мире, огромные стадионы есть чуть ли ни в каждой стране, очень большой процент населения мира регулярно смотрит футбол, болеет, ходит на матчи и так далее. Где-то видел новость, в которой возмущались, что один средний футболист получает больше чемпионов мира по волейболу, но возмущаться тут глупо, потому что волейбол не привлекает столько внимания, как футбол, на матчи по волейболу не ходит столько людей и т.д. Так уж исторически сложилось. Скажем, в бывших британских колониях (Индия, Шри-Ланка) дико популярен крикет, мы ведь тут в России не возмущаемся, что у игроков в крикет там большие зарплаты, а понимаем, что да, там эта игра популярна, поэтому такие зарплаты. Ну а футбол популярен во всем мире, поэтому в нем такие зарплаты. Почему знаменитые поп-исполнители так много зарабатывают? Потому что на их концерты ходят толпы людей в любой стране мира, поэтому гонорары ничто не лимитирует. Та же история с актерами. Ну а если задуматься, тоже самое происходит на любом рынке труда.
Кроме того, жизнь спортсменов это не такой уж сахар как может показаться.
Во-первых, действительно талантливыми и известными являются единицы. Вы можете заниматься спортом хоть всю жизнь, шансы добиться успеха просто ничтожны.
Во-вторых, карьера спортсмена достаточно короткая. Если на других работах можно трудиться хоть до 70 лет, то в спорте, мало спортсменов старше 35.
В-третьих, всегда есть риск получить травму и вылететь из спорта навсегда.
В-четвертых, бесконечные перелеты и тренировки, постоянная смена часовых поясов, чемпионаты, сборы, гостиницы и т.д.
Большинство спортсменов терпят все это за достаточно скромные гонорары, ну, а за тех кому повезло выйти в элиту спорта остается только порадоваться, ненавидеть их за то, что они много получают это просто глупо.
Некоторые ставят в пример Исландию, вот мол молодцы, хорошо отыграли в этом году, но что насчет выступлений прошлых лет? Не думаю, что в Исландии все их осуждали и ненавидели. Мы вот в 2008 году тоже хорошо выступили, но что-то уже все забыли :).
Ну и напоследок риторический вопрос – обязан ли спортсмен всегда выигрывать? 🙂

Tags: футбол

Спорт или бизнес: почему у футболистов такие высокие зарплаты?

Спорт или бизнес: почему у футболистов такие высокие зарплаты?

00:00 00:00

Бузгалин:

— С вами Александр Бузгалин, профессор, директор Института социоэкономики Московского финансово-юридического университета. Передача «Личные деньги». В стране, где проходит Чемпионат мира по футболу, наверное, было бы неправильно не упомянуть об этом даже в такой замечательной передаче. Странным является в данном случае привязка футбола к деньгам. Или не странным? Или это только мне, человеку из советского мира, где спорт и деньги были две вещи несовместные, впрочем, как и все остальное из общественных благ, только мне и моим ровесникам кажется странным то, что в передаче «Личные деньги» мы будем говорить о футболе и о спорте. Я думаю, что молодому поколению это странным не покажется.

Я не самый активный болельщик. Да простят меня те, кто сегодня в рамках этого эфира не услышит от меня тайн футбола. Я не самый заядлый спортсмен. Хотя стараюсь поддерживать свою физическую форму на хорошем уровне. Но меня интересует вот что. Почему даже в чисто спортивных газетах чуть не половина информации, а очень часто самые яркие заголовки, заголовки на первой странице посвящены… как бы вы думали – чему? За сколько купили футболиста, за сколько продали хоккеиста, почему команда платит столько, а вот эта команда платит столько, кто купил эту команду, кто будет хозяином, какого тренера купит хозяин этой команды, кому продалась такая-то спортсменка. Вы не обращали внимания, что спорт, чем дальше, тем больше, превращается в ярмарку по продаже – кого? Гладиаторов? Кстати, их иногда даже так называют – гладиаторами. Ведь гладиаторы – это рабы, которые убивали друг друга и сами себя убивали тем самым в конечном итоге на потеху публике. Но когда ты раб, у тебя выбор прост: либо выходишь на арену, на потеху толпе, либо тебя убивают или отправляют на рудники, что та же смерть, только медленная. Вы скажете: ну что вы, нынче футболисты получают миллионы, а то и десятки миллионов долларов.

Справка Радио «Комсомольская правда»

В 2018 году самым дорогим футболистом мира назвали игрока сборной Англии и лондонского «Тоттенхэма» Харри Кейна. Трансферная стоимость форварда – 201 млн. евро. Помимо 24-летнего Кейна, в пятерку самых дорогих игроков вошли бразилец Неймар Жуниор – 195 млн. евро и француз Килиан Мбаппе – 186,5 млн. евро. Они оба играют в «Пари Сен-Жермен». Лионель Месси из Аргентины стоит 184,5 млн. евро, а Мохаммед Салах из Египта – 171 млн. евро. Португальский нападающий Криштиану Роналду, ставший пятикратным обладателем Кубка Лиги чемпионов, оценивается в 103,5 млн. евро и расположился всего лишь на 24-й строчке рейтинга.

Бузгалин:

— Рынок все расставляет по своим местам. Рынок оценивает качество всего. Того, как человек играет в нападении, того, как он защищает ворота, того, как он… И что тогда получается? За кого мы болеем на стадионах? Из-за чего фанаты свистят, дудят, бьют друг другу морды, переживают, выпивают литрами пиво или что-то там еще? Из-за чего, почему? Они переживают за любимую команду? Ну, хорошо это в случае, если играет сборная. Хотя это тоже сборная, которую собрали из игроков, которые были куплены или проданы, перекуплены, еще раз куплены, еще раз проданы, еще раз куплены каким-то клубом, играющим где-то. И вот этот человек, проведя большую часть своей спортивной жизни на полях совершенно других стран, обеспечивая возможность получать огромные доходы собственникам какой-то зарубежной команды, играть под свист болельщиков, которые не знают ни слова по-русски, вот этот человек возвращается в нашу страну, и есть надежда, что он как-то так сыграет за Россию тоже.

Видите, какая большая национальная гордость. У нас в сборной игрок, который стоит столько-то миллионов долларов и играет за такую-то прославленную европейскую или латиноамериканскую, или африканскую, или еще какую-нибудь команду. Я не хочу никого обидеть, я просто констатирую ситуацию, на мой взгляд, по меньшей мере противоречивую, а по большому счету, — чудовищную. Ситуацию, когда большинство людей не столько занимается спортом, сколько занимается тем, что тратит огромные деньги на то, чтобы организовать рынок в связи со спортом. Остальные участвуют в этом странном шоу, собираясь на стадионах. Вот ради чего мы собираемся на стадионах? Я думаю, многие радиослушатели сейчас на меня обидятся, рассердятся, разозлятся и скажут: вы не понимаете, какой это драйв, какой это кайф. Когда я шел в радиостудию, я видел болельщиков. Драйв, кайф, свист, кул. Человеку надо выплеснуть свои эмоции. Когда он не может их выплеснуть по делу, когда он сам спортом не занимается, вот тогда нужна вся эта атмосфера.

И все-таки самое главное даже не в том, что болельщики зря проводят время. Я не хочу никого обижать. Наверное, в этом есть огромное удовольствие, драйв, кайф, и болеют часто те, кто играет в футбол или хоккей, в другую замечательную игру, или просто сочувствует каким-то видам спорта. Наверное, что-то в этом есть. Наверное, сидеть на трибунах – это так же здорово, как и быть самому участником спортивного состязания. Может быть. Но причем же здесь рынок? Зачем все это продавать и покупать? Да, может быть, в Советском Союзе, где не было купли и продажи спортсменов, где они формально были студентами университетов, числились рабочими на заводах, было много лжи и лукавства. Но, пожалуй, эти ложь и лукавство начались уже в эпоху застоя. Да и не всегда это было именно так.

Я учился на одном из факультетов МГУ – экономическом. И неплохо знаю атмосферу. Большинство мастеров спорта, которые были в университете, были реальными студентами. Не самыми лучшими, иногда замечательными студентами, но очень редко. В большинстве случаев просто нормальными студентами, которые тратили три-четыре часа в день на то, чтобы заниматься спортом. Кто-то из студентов тратил три-четыре часа в день на то, чтобы дополнительно сидеть в библиотеке, чтобы стать ученым. Кто-то их тратил на то, чтобы гулять по улицам. Кто-то – на то, чтобы пить пиво. Кто-то – на то, чтобы валять дурака. То же самое касалось и спортивных команд на предприятиях. Да и в целом ситуация была другой. Спортсмены нашей страны были спортсменами нашей страны.

Я позволю себе жесткое утверждение: а не пора ли нам задуматься о приоритетном развитии общественного спорта, общедоступного спорта, спорта, в котором не будет места рыночной торговле и покупке спортсменов. Вы скажете: там не задержатся хорошие игроки. Я скажу: может быть. Потому что спортсмен прежде всего стремится к реализации своих потенциальных возможностей. Чтобы показать, на что он способен. Увидеть реакцию окружающих. Понять, насколько ты можешь продвинуть потенциал человека. Доказать себе и своим товарищам, что ты можешь быть выше, прыгнуть выше, пробежать быстрее, сыграть лучше. Это другая мотивация. Присутствует она сегодня в спорте? Я уверен, что да. Надо ли ее обязательно подкреплять десятками миллионов долларов? Я почему-то думаю, что нет. И для этого есть основания.

Спорт, как и искусство, наука, образование, это те сферы, где вопросы этики, красоты, эстетики, патриотизма и национальной гордости, мне кажется, должны играть роль доминирующую по отношению к чисто коммерческим соображениям. Сможем ли мы создать качественный, интересный, творческий, мирового уровня спорт в нашей стране, если мы не будем спортсменов стимулировать так, как их стимулируют за рубежом, обеспечивая им доходы в миллионы чего-нибудь. Или этого сделать будет невозможно. Мы вспомнили опыт Советского Союза. Да, в нашей стране мирового уровня хоккеисты. Футболисты мирового уровня у нас – это преувеличение. Хотя хорошие места на чемпионатах мира и Европы по футболу мы тогда занимали. Но мирового уровня игроки, спортсмены в нашей стране были. И Советский Союз не случайно занимал первые и вторые места на олимпиадах, а во многих случаях мы были абсолютными лидерами.

Спортсмены в нашей стране тогда получали деньги, абсолютно несоизмеримые с тем, сколько получали их коллеги за рубежом. Да, они жили лучше, чем обычные рабочие или студенты. У них были машины, квартиры и не было проблем купить все, что им хотелось. Но миллионерами они не были. И мотивация, которая была для них на первом месте, была другая. Мотивация самореализации, доказательства того, что ты можешь это сделать. Мотивация, связанная с престижем страны. Это не случайные слова. Так было.

Можно ли это сделать сейчас? И да, и нет. Да, потому что мы живем по-прежнему в стране, которая является наследником великих культурных и социальных традиций. Традиций равенства, справедливости, гуманизма. Сегодня эти слова звучат как что-то выспреннее, едва ли не чуждое, едва ли не вынутое из старого сундука с нафталином. Это звучит старомодно. На мой взгляд, это до сих пор правда. Когда люди чувствуют гордость за свою страну, за свою команду, за самого себя, который смог это сделать. Имея хорошие условия жизни, но не претендуя на роскошь и миллионы. Когда человек принципиально не хочет, чтобы его оценивали в рублях или в евро. Или в долларах, или в тугриках, или еще в чем-нибудь.

Цитата

Спортивный журналист Николай Еременко о зарплатах футболистов:

— В чем-то эти зарплаты оправданны, когда мы говорим про шестое место в Европе. Но по большей части, конечно, никакого отношения к реальной ситуации они не имеют. У нас деньги в футболе есть, только качественного футбола нет вовсе. Плюс мы знаем, к зарплатам футболистов порой дописывают то, что футболист на руки не получит. Есть в футболистов договоренности с агентами, не как в мире, когда агент получает свой фиксированный процент от сделки, а агент получает 10 % от зарплаты футболиста. И это в России очень распространенная практика. И очень часто подъемные, которые футболисту дописывают в контракт, это те подъемные, которых он вообще не получит на руки. Это подъемные, которые он должен отдать агенту. А по бухгалтерии это ложится на зарплату футболиста.

Бузгалин:

— Я не националист. Я патриот и интернационалист. Мы можем играть товарищеские матчи, мы должны спорить и биться на футбольных, хоккейных, любых других полях за гордость нашей страны. Это просто прекрасно. И пожимать потом руки друг другу, зная, что, если ты проиграл, ты не потерял миллионов. А если ты выиграл, ты не получил миллионов. Это товарищеское соперничество в спорте, в культуре, в науке. Это живо в нашей стране. Мне кажется, это живо в наших граждан, в наших спортсменах. Может быть, я идеалист, утопист. Давайте подумаем об этом вместе.

Другая сторона медали – это ответ нет. Я сказал – и да, и нет. И можно, и невозможно в нашей стране создать систему спорта, которая будет основана не на рыночных началах. Почему нет? Наверное, потому, что в нашей стране сегодня господствует рыночно-капиталистическая социально-экономическая система. Экономическая основа в конечном итоге определяет то, каким будет вся остальная жизнь общества. Если у нас сегодня рынок – это главная цель жизни человека, если у нас сегодня деньги – это главное мерило ценностей, результатов, всего, чего угодно, результатов женитьбы – ты смотри, какую он девушку отхватил! Вы думаете, это о красоте, о ее доброте, хотя бы о том, что она умеет вкусно готовить и ухаживать за мужем? Нет, это о том, какое у нее приданое. Ты посмотри, какого парня она себе заполучила в мужья. Вы думаете, это о чем? Это о том, что он миллионер. Но это идеал, конечно. Миллионер – самый лучший жених. А уж сколько ему лет, лысый он или нет, урод он или нет, поэт он или грубиян, это уже не имеет особого значения. Я преувеличиваю? К сожалению, только чуть-чуть.

И в той мере, в какой я не преувеличиваю, в этой мере и спорт будет таким же. Спорт будет прежде всего сферой бизнеса. Спортивные газеты и телекомментаторы будут обсуждать цену игроков и то, кто, почем и что купил. И только в промежутках между этими комментариями будут говорить о качестве игры, о красивых комбинациях и национальной гордости. Сейчас, когда идет чемпионат мира по футболу, к счастью, эти чисто коммерческие материи несколько отошли на задний план. И это очень хорошо. Хотя и здесь обсуждают, сколько денег получат наши игроки, если то, сколько – если бы это. А сколько получат денег те, кто победит на чемпионате мира. Эта тема муссируется едва ли не больше, чем содержательные вопросы.

Когда играют национальные сборные, когда чемпионат мира, когда это в принципе не коммерческая организация, когда не частные клубы, находящиеся в частной собственности, на потеху публике разыгрывают миллионы долларов, которые попадут или не попадут в карман того или другого олигарха, владеющего клубом. Когда это не так, тогда немножко легче. Тогда немножко лучше. И тогда мы можем сказать: да, есть надежда, что российская сборная будет играть прежде всего не за деньги, а за то, чтобы показать: в нашей стране есть футбол. Говорю об этом, не зная результатов того, что получится на нашем чемпионате мира по футболу. Когда мы будем знать, что игрок выйдет на поле за российскую сборную, даже если ему ничего не заплатят, потому что он считает для себя честью играть за национальную сборную страны. И даже не потому, что ему потом больше заплатят в другой команде. Мне кажется, это очень важная тема.

А еще важная тема – это тема того, насколько мы должны тратить огромные ресурсы на престижные спортивные мероприятия. Оправданно ли это? И не в чисто коммерческом отношении. Правильно ли сделали, что потратили столько денег, когда мы их отобьем. Это, прежде всего, вопрос о том, а нельзя ли было по-другому, для других целей, для других спортивных достижений использовать эти ресурсы.

Я считаю, что можно по-другому строить весь процесс спортивной жизни в стране. Не на коммерческих началах. Можно его сделать общественным, общедоступным, формирующим по-настоящему доброе, хорошее, красивое отношение к развитию человека, формируя потребность в физической культуре. Физкультура – это не случайное выражение. Физическая культура – это часть культуры человека, такая же как искусство, культура, получаемая в процессе воспитания, образования, просвещения. Я пытался доказать, что можно по-другому строить эти отношения. И даже если самый шикарный, самый быстрый, самый талантливый, самый сильный спортсмен захочет получать больше денег и уйдет из нашей страны, потому что здесь не платят сверхбольших доходов, здесь не покупают и не продают ни спортсменов, ни команд, даже если это произойдет, ничего страшного не случится. Пусть играет за другую команду в другой стране. Захочет – придет играть за сборную, когда ей надо будет выступать. А может быть, мы его и не позовем. И поиграем сами, как можем. Без тех, кому нужны деньги больше, чем все остальное. Я думаю, у нас получится. И даже если мы не займем первых мест, то ничего страшного в этом не будет. Главное будет в том, что у нас развивается физическая культура большинства.

Правильно мы делаем в нашей стране, когда тратим десятки миллиардов долларов, триллионов рублей на престижные спортивные мероприятия? Аргументов за – правильно, так и надо делать, — достаточно много. Один из таких аргументов прост – повышается престиж страны. На самом деле он является едва ли не главным, поскольку существенно повышает престиж даже не столько страны, сколько ее руководства. Впрочем, этот престиж и теряется очень легко. Престиж, полученный Россией от олимпиады, сработал в 2014 году, но потом мы его растеряли очень быстро вследствие массированной кампании против российских спортсменов, допинговых скандалов и так далее. Может быть, такой аргумент все-таки есть.

Аргумент номер два – создаются замечательные спортивные сооружения. Да, огромные стадионы, стоящие огромных денег, на которых могут десятки тысяч людей одновременно орать, кричать, дудеть, а потом еще и бить друг другу морды. Все это создается. Но вопрос – насколько стадион на сто тысяч болельщиков дает большие результаты для качества жизни и здоровья людей, чем несколько десятков тысяч небольших стадионов, на которых люди могли бы бегать, прыгать, плавать. С бассейнами в России почти катастрофа. Может быть, лучше так?

Да, конечно, когда вы смотрите на великие достижения спортсменов на огромном стадионе, болельщик потом приходит и тут же бросается не пиво пить, не в кресле орать, глядя на репортаж в телевизоре, нет, конечно же. Любой болельщик – это прежде всего человек, который активно занимается спортом. Мне кажется, что главное, ради чего устраиваются спортивные шоу, это не повышение физической культуры населения, а зарабатывание безумных денег шоу-бизнесом, а спорт-бизнесом или спортом как бизнесом. Коммерциализация спорта – это главная цель. А вот для здоровья населения эти деньги пропадают.

Цитата

Андрей Малосолов, болельщик и футбольный эксперт, о зарплатах в российских клубах:

— То, что мы занимаем шестое место в Европе при такой многогранной и постоянной критике наших футболистов, мол, они много получают, это соответствует именно уровню нашего развития. Все оценивается, исходя из трансферной стоимости футболиста, из умной или не очень работы его агента, и из тех результатов, которые футболист показывает. Как вы думаете, отыгрывает ли свою зарплату Игорь Акинфеев? Я думаю, что он эти деньги не просто отыгрывает, он их переигрывает. Гениальный футболист. Сколько раз он уже становился лучшим вратарем года? Василий Березуцкий отрабатывает, Игнашевич отрабатывает. Есть, конечно, футболисты, которые, мягко говоря, не стоят тех денег. И благодаря их не самой сильной работе мы вот так плохо выступаем на уровне сборной России, европейских кубков и так далее.

Бузгалин:

— Когда государство тратит деньги на грандиозные сооружения, оно получает эффект в виде прибыли тех, кто занимается коммерцией вокруг спорта. Вот они получают огромную прибыль. Это утверждение Бузгалина. Спорьте с ним. Очень часто говорят, что спортивные сооружения окупаются, потому что в конечном итоге они потом приносят доход, люди покупают билеты, продаются различного рода сувениры, работают предприятия питания, отели, еще что-то. Остается инфраструктура. К сожалению, бльшинство расчетов, которые я видел по олимпиаде в Сочи, показывают, что никакой окупаемости в прямом смысле слова не произошло. Произошла ли отдача другая? Вот это вопрос. Я думаю, что такая отдача произошла. Но я подчеркиваю, в виде прибыли для околоспортивного и спортивного бизнеса.

Еще один важный вопрос. Ни для кого не секрет, что коррупционные сделки сопровождают строительство спортивных объектов на государственные средства сплошь и рядом. Об этом не писал и не говорил только ленивый. А вот если бы мы потратили эти деньги на то, чтобы построить десятки тысяч спортивных объектов вместо олимпиады 2014 года, вместо чемпионата мира по футболу 2018 года, — стадионов, площадок, бассейнов, в каждом маленьком городке, в каждом микрорайоне, в каждой деревне, — в этом случае, поверьте, затраты на единицу спортивной жизни, физической культуры, здоровья каждого из граждан России были бы намного меньше, а результат – намного больше. И воровать было бы намного труднее. Потому что, когда под контролем жителей, под контролем органов местного самоуправления, домкома, местного совета, муниципального органа строится маленький стадион, когда строительству помогают жители – молодые, дети, старики здоровые более-менее, пенсионеры, — тогда половина делается бесплатно, воровать до чрезвычайности сложно. Каждый рубль прозрачен, виден, люди знают: сделали или не сделали. Построили площадку или нет. Сколько песка насыпали, сколько гравия, как заасфальтировали, какой положили пластик, какие деревья вокруг посадили.

Я рассказываю не утопию, я рассказываю про практики, которые сегодня характерны для многих стран мира, где есть открытые бесплатные общедоступные спортивные площадки. Я говорю о Западной Европе, о скандинавской модели. Не самая лучшая капиталистическая система в принципе, но одна из лучших в современном мире. Это социальные государства. В конституции Российской Федерации тоже написано, что Российская Федерация – это социальное государство. Но у нас как-то с этим не очень хорошо. Если мы так поступаем, то мы физическую культуру делаем массовой. И спорт делаем тем, что интересно каждому. Не как способ поорать с бутылкой пива у телевизора, а как возможность самому выйти утром или вечером и заняться спортом.

Вы скажете: а давайте и то, и другое. Я бы сказал: да, давайте. Если бы не «нюанс», который говорит: когда рынок и капитал начинает овладевать спортом, он подчиняют все целям прибыли, вплоть до государственных инвестиций. И тогда и то, и другое не получается. Получается коммерческий спорт вместо массового общедоступного спорта. Здесь есть альтернатива, здесь есть выбор. Или – или. А вот когда у нас есть возможность, необходимость, мотивация, мода, если хотите, каждому гражданину нашей страны действительно по-настоящему активно заниматься спортом, быть здоровым, красивым, энергичным, вот тогда и спортсменов мирового уровня у нас будет больше. И опять-таки не перегибая палку, не переходя тот уровень, когда гимнастка в 14 лет становится одним из чемпионов, а в 25 – инвалидом. Или выходит на пенсию, не будучи способной даже тренером работать.

Спорт должен быть не самоцелью. Спорт должен быть радостью, приносящей удовлетворение тебе, твоим друзьям и в наименьшей степени – болельщикам. Давайте не столько орать и болеть, сколько сами заниматься спортом. Призыв столь же банальный, сколь и важный. И давайте мы посмотрим на эту проблему с социально-экономической точки зрения. Давайте мы будем чем дальше, тем больше, хотя бы говорить. Радио – это средство просвещения, пропаганды, диалога, беседы. Это не политический митинг. И даже не политическая борьба. Давайте говорить о том, что общественная модель спорта – общедоступного, не коммерческого, ориентированного прежде всего не на прибыль корпораций, продающих пиво, спортивную одежду и строящих стадионы на государственные деньги, — а прежде всего о здоровье человека. Вот о таком спорте давайте говорить. Давайте требовать этого от нашей власти. Давайте голосовать за те партии, которые именно такой спорт будут считать главным достижением. Не победу на престижном соревновании сборной, а количество людей, которые стали здоровее, которым интересно и приятно утром встретиться вместе на спортивной площадке или в бассейне. Давайте вот об этом. И этим измерять в первую очередь. Я думаю, это очень важно. Это другая парадигма, другая логика. Если хотите – другой мир.

Извините, если я обидел кого-то из спортивных болельщиков. Но задумайтесь: вы болеете за деньги или за футбол?

Большие зарплаты футболистов повод для размышления

На сегодняшний день футбол является самым популярным видом спорта на планете, и по данным разных источников в соккер играют половина жителей планеты. В наше время футбол – это не просто игра, а ещё и хорошая возможность заработать большие деньги.

Каждый клуб хочет выигрывать трофеи и повышать свою узнаваемость и авторитет в мире. В наши дни без хороших игроков в составе титулов не видать, поэтому команды с большими бюджетами тратят на покупку звёздных футболистов немалые суммы, соответственно выплачивая им достойные гонорары.

На первый взгляд игроки в соккере не делают ничего особенного, но на самом деле это не так. Путь до профессионального футболиста долгий и трудоёмкий. С ранних лет необходимо ежедневно часами работать над собой, повышать мастерство и навыки. В этом виде спорта много физической работы, и не каждый сможет выдержать такие серьёзные нагрузки на организм. Но те, кто имеют сильнейшее желание стать известным игроком, проходят все эти трудности, добиваясь больших высот на футбольном ринге. Соответственно за свою работу игроки получают немалую прибыль, размер которой зависит от многих факторов.

Самые лучшие футболисты, как правило, выступают в топ-клубах мира и имеют самые большие зарплаты. Вот список самых высокооплачиваемых игроков планеты на сегодня: (указана зарплата за год)

  • Лионель Месси — € 45 200 000
  • Жуниор Неймар — € 36 000 000
  • Криштиану Роналду — € 30 000 000
  • Полный список смотрите .

В самых лучших и сильных футбольных лигах планеты (АПЛ, Ла Лига, Бундеслига, Серия А, Лига 1) игроки имеют наивысшее жалование. Для лучшего понимания, вы можете, ознакомиться и сравнить зарплаты, например, футболистов чемпионата Испании и чемпионата России:

  • Барселона, Реал Мадрид,
  • Зенит, Спартак.

Также есть клубы, которые значительно переплачивают игрокам. Речь идёт о командах из Катара, ОАЕ, Китая. Здесь водятся большие деньги, и с целью привлечь к команде больше интереса со стороны публики, боссы клубов покупают звёздных футболистов, подкупая их огромной зарплатой. Так недавно в китайской Суперлиге было два самых высокооплачиваемых футболиста планеты: Эсьекьель Лавесси и Калос Тевес.