Небесный крюк

ИсторияПравить

Лидеры Восстания обнаружили существование «Звезды Смерти» в 2 ДБЯ, когда они были взяты в плен Дартом Вейдером и переправлены на неё. Операция была начата вскоре после их побега и смерти Галена Марека.

Сведения о супероружииПравить

Кайл Катарн: «Без обид, но откуда вам всё это известно?»
Мон Мотма: «Многие отдали жизни, чтобы мы это узнали».

— Мон Мотма и Кайл Катарн (источник)

Слухи о том, что Империя строит что-то масштабное, начали появляться после дерзкого налёта Хана Соло на «Звёздный тупик» — секретную имперскую тюрьму на планете Митус VII, в которую был брошен его многолетний друг Чубакка. Бежавшие в результате налёта повстанцы проинформировали Альянс о рабах-вуки, занятых на секретном проекте. В это же время R2-D2, обследуя содержимое имперских компьютерных сетей, нашёл неопровержимое доказательство существования проекта «имперского супероружия». Слухи подтвердились при последующих расспросах в криминальных кругах.

Повстанцы спасли рабов-вуки с фрахтовика «Торал», перевозившего их с Кашиика на строящуюся «Звезду Смерти». Изучив судовые документы, они узнали о существовании конвоя с оружием вблизи планеты Оррон III. Нападение на конвой позволило получить доступ к имперским спутникам связи. Впоследствии с их помощью на повстанческом аванпосте AX-235 удалось перехватить передачу, содержавшую схему станции. Повстанческая разведка, таким образом, установила со всей определённостью, что «Звезда Смерти» действительно существует.

Принцесса-повстанец

Примерно в это же время семнадцатилетняя принцесса Лея Органа отправилась на Раллтиир с миссией милосердия. Официально цель миссии заключалась в доставке медикаментов и медицинского оборудования Высшему совету раллтиирцев. Однако её подлинной целью была поддержка раллтиирского движения сопротивления для борьбы с имперскими оккупационными войсками тяжёлым вооружением и военной техникой. Она получила разрешение на посадку у командующего имперскими оккупационными частями коммодора лорда Тиона. Там она спасла раненого повстанческого солдата Бассо, который позднее подтвердил ей факт существования первой Звезды Смерти. По её возвращении на Альдераан Бейл Органа выслушал от своей приёмной дочери историю Бассо о сверхсекретном имперском оружейном проекте, строящемся под наблюдением Уилхаффа Таркина, и подтвердил ей, что это действительно так. Позднее лорд Тион посетил Альдераан и встретился с семьёй Органа. Лея обманом втянула его в беседу о новом имперском супероружии размером с луну и оборудованную суперлазером, способным уничтожать планеты. Тион проболтался, что-де чертежи «Звезды Смерти» уже отправлены с конвоем из штаб-квартиры моффа Таркина в имперское хранилище. Однако и Лея допустила оплошность, случайно назвав «Звезду Смерти» её настоящим названием. Тион моментально понял, что семья Органа связана с Повстанческим альянсом. Вполне вероятно, если бы он попридержал своё открытие при себе и сообщил о нём властям, дальнейшие события развивались бы совсем по-другому. Но он поступил по-солдатски прямолинейно: сказал о своей догадке в глаза Лее – и тут же был застрелен.

Действуя по рекомендации принцессы Леи — идентифицированной оперативниками просто как анонимный «друг в Сенате» — Мон Мотма приказала расследовать природу этого оружия далее. С использованием данных, уже собранных, повстанцы обнаружили, что поставки грузов для научно-исследовательской станции, работающей над Звездой Смерти были отправлены из астероидного поля Вергессо. Реймус Антиллес лично нанял Хана Соло (несмотря на его нежелание), чтобы он поместил устройство слежения и электромагнитную бомбу в одном из грузовых контейнеров, направляющихся на научно-исследовательскую станцию.

Устройство слежения показало местоположение станции над планетой Корулаг. Затем сработала электромагнитная бомба, выведя из строя всю электронику и парализовав имперские силы безопасности. После этого Антиллес возглавил команду, атаковавшую станцию, захватил ценные данные, а также личного раба гранд-моффа Таркина Акбара. Знания самого Акбара, а также данные, собранные командой, смогли подтвердить название проекта – «Звезда Смерти» — и получить представление о её разрушительной силе. Однако без подробных технических схем этого было недостаточно, чтобы выявить слабость проекта. Мон Мотма поручила Лее Органе начать интенсивную разведывательную операцию для сбора соответствующих данных и назначила капитана Антиллеса к ней на службу на борту дипломатического корвета «Тантив IV».

Ход операции Править

«На основе информации, добытой на Полис Масса, Вейдер сделал вывод, что украденные чертежи были переданы принцессе Лее Органе с Альдераана. Нас это не удивило. Несмотря на то, что они все время твердят, что живут на мирной планете, Альдераан уже много лет сует свой нос в дела Империи» — Неизвестный штурмовик 501-го легиона (источник)

Кайл Катарн видит голограмму Звезды Смерти

Вскоре Альянс повстанцев получил сведения о двух имперских центрах, в которых хранились чертежи Звезды Смерти: на планете Топрава в основном хранились чертежи, относившиеся к корпусу станции и системам жизнеобеспечения, а чертежи на планете Данута включали сведения о дополнительном инженерном оборудовании и схемах оборонительных и наступательных боевых систем. Альянс принял решение добыть оба комплекта чертежей.

Как только стало известно точное местонахождение «Звезды Смерти», повстанцы приступили к миссии на Дануте, в ходе которой повстанческий агент Кайл Катарн (недавно перешедший на сторону повстанцев) был направлен для похищения планов с тайной имперской базы в городе Трид; чуть позже обновлённые чертежи были похищены с Дануты работавшей на Альянс наёмницей Рианной Сарен.

Рианна Сарен с планами Звезды Смерти

Данные с аванпоста АХ-235 из-за их важности были доставлены физически на борт дипломатического судна «Тантив IV» шаттлом «Мария». Далее «Тантив IV» отправился к планете Топрава, где он получил другие части планов новой боевой станции. В дополнение к фрагментам, собранным на АХ-235, Дануте и Топраве были доставлены данные из базы повстанцев на Полис-Масса. Эти чертежи были украдены во время восстания на «Звезде Смерти». 501-й легион штурмовиков пытался восстановить эту информацию, но она была вывезена контрабандным путём. Из-за этих безуспешных поисков 501-й легион не прибыл на «Звезду Смерти» к моменту битвы при Явине и уцелел при её разрушении. Далее, ещё одна часть информации была получена с Дарккнелла от сенатора Гарма Бел Иблиса, который, как считалось, впоследствии погиб вскоре после смерти его семьи от рук имперских агентов.

Дарт Вейдер на борту «Тантива IV»

В конечном итоге информация была доставлена на звёздный крейсер «Свобода», но внезапное появление звёздного разрушителя «Бессмертный» вынудило прервать передачу файлов. «Тантив IV» вместо этого отправился на Татуин в попытке осуществить свою побочную миссию: разыскать бывшего джедая-генерала Оби-Вана Кеноби, который пережил Великое истребление джедаев и с тех пор скрывался на Татуине. Принцесса Лея получила инструкции от отца: отыскать его, если у нее не будет другого выбора. Лея намеревалась доставить Кеноби на Альдераан вместе с похищенными планами. К несчастью, корабль так и не добрался до Татуина. Он был перехвачен имперским звёздным разрушителем «Опустошитель» — флагманом Дарта Вейдера. Поводом для захвата корабля стало его нахождение в запретной для полётов зоне и получение сообщений от про-республиканских агентов в системе Топрава.

Лея Органа прячет чертежи в R2-D2

«Тантив IV» был практически сразу повреждён и захвачен, и, хотя повстанцы на борту оказали незначительное сопротивление, штурмовики 501-го легиона быстро уничтожили их и захватили принцессу Лею. Тем не менее, группа захвата не смогла найти чертежи, которые были тайно загружены в память астромеханического дроида R2-D2, который тайно покинул корабль в спасательной капсуле.

В это же время Альянс искал местоположение «Звезды Смерти». Генерал Ян Додонна предложил уничтожить имперскую базу на планете Калла VII с тем, чтобы проходящие суда, направляющиеся на «Звезду Смерти», застряли бы там. Согласно этому плану Красная эскадрилья оказала помощь в её разрушении, а эскортный фрегат «Приам», как и предсказывалось, застрял там сразу же по прибытии. После захвата «Приама» его компьютер открыл Альянсу, что «Звезда Смерти» находится на Деспайре. Повстанческий линкор «Крепость» предпринял злосчастную одиночную атаку на «Звезду Смерти» и был полностью уничтожен вместе со всеми истребителями выстрелом из суперлазера, став, таким образом, первой жертвой нового супероружия. Затем эту систему отправились исследовать повстанческие корветы «Этар 1» и «Этар 2», но «Звезда Смерти» уже покинула её, и они попали в плен к имперцам. Впоследствии оба корвета были отбиты повстанцами.

ЗавершениеПравить

«В задние иллюминаторы было хорошо видно, как «Звезда Смерти» взорвалась, исчезнув в страшной, бесшумной вспышке красного, оранжевого и жёлтого огня. Кольцо, образованное излишками ушедшей в гиперпространство энергии, быстро рассеялось» — Рассказчики (Майкл Ривз и Стив Перри) (источник)

Взрыв «Звезды Смерти»

После уничтожения Альдераана на «Тысячелетний сокол» был установлен маяк слежения, который и привёл имперцев к луне Явин-4. Чтобы подтвердить присутствие повстанцев на луне, Палпатин приказал отправить туда экспедиционные силы. После жестокой перестрелки в районе Арены массасси существование базы повстанцев было подтверждено.

Пока «Звезда Смерти» находилась на пути к Явину, Ян Додонна разработал сложный план по уничтожению «Звезды Смерти» единственной парой протонных торпед. Красная и Золотая эскадрильи должны были пролететь по траншее «Звезды Смерти» и выпустить торпеды в трубу теплоотвода диаметром два метра, ведущую от поверхности к реактору, что должно было привести к его взрыву.

Битва при Явине началась вскоре после этого и закончилась победой Альянса: Люк Скайуокер, летавший под позывным «Красный-5» , успешно запустил торпеды в реактор «Звезды Смерти», используя Силу.

Система воздушной эвакуации “Skyhook” Aeroretriever System.


В интересах американской военной разведки конструктор Роберт Фултон (Robert Fulton) в 1957-58 гг. разработал и испытал уникальную систему подъёма человека, находящегося на поверхности земли, на борт пролетающего самолёта. Устройство это получило название “Skyhook” (небесный крюк) и несмотря на кажущуюся фантастичность, она оказалось удачным и достаточно безопасным в эксплуатации.

Изобретатель системы Skyhook — Роберт И. Фултон Сначала разведчику, ожидавшему эвакуации, с пролетающего самолёта сбрасывали металлический контейнер весом 150 кг. В нём находился тёплый комбинезон и специальная «обвязка», которые разведчику предстояло надеть на себя, баллон с гелием, мини-аэростат, надуваемый этим гелием, и 150 м. нейлоновый шнур. Один конец шнура крепился к мини-аэростату, а другой — к обвязке.
Т.о. эвакуируемый оказывался накрепко соединён с мини-аэростатом, единственная задача которого заключалась в том, чтобы удерживать нейлоновый трос в натянутом состоянии. Мини-аэростат не мог оторвать человека от земли, хотя на сильном ветру иногда волочил тело по гладкой ледяной или заснеженной поверхности.
Самолёт-эвакуатор имел в носовой части специальные «усы-вилки», которыми на скорости около 220 км/ч подсекал натянутый нейлоновый шнур. Мини-аэростат отсекался, а шнур автоматически наматывался лебёдкой, которая поднимала человека на борт самолёта.
Снижение воздействия перегрузки на человека при подъеме с помощью этой системы достигается за счет использования специального костюма и эластичных свойств нейлонового троса.
Впервые подобная система беспосадочного приема груза с земли была продемонстрирована в августе 1958 г.; тогда в экспериментах принимал участие переоборудованный бомбардировщик В-17.

Б-17 на Поинт-Барроу. Май 1962 года. Первым человеком, поднятым на борт самолёта в «условиях, приближенных к боевым», был сержант американской морской пехоты Ливай Вудс. Произошло это 12 августа 1958 г.
В последующие недели «небесный крюк» прошёл испытания в различных условиях применения: на воде, в горах, в лесной местности.
Отзывы были положительные. Система была принята на вооружение и применялась спецподразделениями США во время боевых и тайных операций ЦРУ.
Летом 1962 года, система была опробована в боевых условиях Арктики, в ходе операции ВМС США “Coldfeed”по исследованию и сбора материалов на оставленных советских дрейфующих арктических станций СП-8.
“С начала был поднят груз, затем пришла очередь ЛеШака. Как только воздушный шар натянул трос, вес которого почти равен подьемной силе самого шара, он оторвался от поверхности заскользил по льдине. Любые попытки остановить опасное скольжение оказались неудачными, однако самолет вовремя успел подцепить трос. Эти проблемы еще больше усложнили операцию: человек оказывался в подвешенном состоянии примерно в течении шести с половиной минут, на скорости 125 узлов, на ледяном арктическом ветру. Появились серьезные затруднения с дыханием, но ЛеШака успели поднять на борт без опасных последствий. Подьем Смита прошел успешнее. Учитывая происшедшее только что, он использовал советский трактор в качестве якоря, чтобы избещать протаскивания по льду. В 20:18 подьем был успешно зщавершен и в 2:15 утра 3 июня два человека были тепло приветствованы в Барроу, куда также вернулся и P2V.Все собранные данные — более 300 фотографий сделанных на СП-8, 83 документа и 21 образец оборудования были исследованы ONI — Военно-морской разведкой США. Эксперты были очень впечатлены прогрессом, достигнутым Советами в океанографических и метеорологических программах, которые они нашли весьма развитыми и превосходящими во многих аспектах собственные американские. Это было заявлено в статье, в ноябрьском выпуске журнала ONI в 1962 (John Cadwalader, «Operation Coldfeet: An Investigation of the Abandoned Soviet Arctic Drift Station NP 8,» ONI Review 17 (August 1962): pp. 344-55).

Многое оборудование было серийного производства и зачастую превосходящее американское. Единственная ставшая известной информация о системе навигации подводных лодок касалась электрогенераторов: они устанавливались таким образом, что позволяло им работать с максимально возможной тишиной — деталь соответствующая технологиям строительства подводных лодок. Всего же, операция Coldfeet обошлась примерно в $60 000, превысив в два раза запланированный бюджет из-за плохох летных условий.”
Несколько позже подобные опыты провели с привлечением самолета Грумман S2F1 «Сентинел» и Р2V “Нептун”. Два Р2V оборудованных системой Фултона ”Небесный крюк” базировались в Европе и еще два на Тайване.
Эксперименты с «Геркулесом» начались в 1965 г. на авиабазе Поуп. Первый МС-130 передали 314-му транспортному авиакрылу в том же году, а в конце 1965 г. четыре С-130, оборудованных системой «Фултон», перебросили во Вьетнам, на авиабазу Ня Транг. Самолеты обеспечивали действия «зеленых беретов», а их экипажи были приписаны к командованию сил специального назначения ВВС.
Фирма Локхид смогла выделить 17 «Геркулесов» спецназу только после развертывания полномасштабного серийного производства С-130. Эти машины прошли модернизацию по программе «Риверт Клэмп», в ВВС они получили обозначение С-1301 «Скайхок», позже замененное на МС-130 «Комбат Тэлон». На них устанавливались инерциальная навигационная система, РЛС следования рельефу местности APQ-144, аппаратура предупреждения об электромагнитном облучении, но «изюминкой» этих самолетов стала система «Фултон», предназначенная для подхвата с земной поверхности людей и грузов без посадки самолета.
Перед принятием на борт человека или груза с самолета сбрасывается контейнер со спасательным снаряжением, в которое входят привязная система, нейлоновый трос длиной 150 м и наполняемый гелием из специального баллона небольшой аэростат. В носу фюзеляжа С-130 смонтированы раздвижные «усы»-штанги. В крейсерском полете штанги заваливаются вдоль бортов фюзеляжа, перед подхватом нагрузки штанги разводятся в стороны. Трос из контейнера крепится к полезной нагрузке, после чего аэростат наполняется гелием, в результате трос- поднимается шаром и занимает вертикальное положение.
Самолет на скорости 240-270 км/ ч заходит на подхват ниже высоты шара так, чтобы трос оказался в створе «усов». Штанги «усов» автоматически складываются, зажимая трос. Нижняя часть троса под действием скоростного напора отклоняется к задней части фюзеляжа, где ее захватывают специальным устройством члены экипажа самолета и на лебедке втягивают груз или человека через открытую заднюю рампу в грузовой отсек.
МС-130 выполняли полеты на сброс и прием людей и грузов в Лаосе, Камбодже, Северном и Южном Вьетнаме. И на сегодняшний день мало известно об участии этих машин в боевых действиях. Обычно самолеты летали по одиночке, ночью и на предельно малых высотах. Полеты в глубь территории ДРВ были отнюдь не редкостью.
Известно, что самолеты даже совершали посадки на подготовленные для них в глубоком тылу коммунистов импровизированные ВПП. Вместе с «Геркулесами» такие же задания выполняли несколько модернизированных подобным же образом С-123, получивших название «Дак Хок». Чаще всего МС-130 и С-123 летали с приграничных авиабаз Кхе Сан, Накхон и Фаном.


В связи с тем что такой способ спасения считается не совсем безопасным из-за возможного травмирования, то его планируется использовать только в экстремальных случаях.
В иностранной печати отмечается, что при использовании модернизированной системы Фултона сейчас можно производить одновременное спасение подобным образом до шести человек или груз массой до 680 кг.
Система Фултона “Небесный крюк” сейчас стоит на вооружении спецподразделений США. Про аналогичную советскую систему, к сожалению информации нет.
(с)Сергей Сыч

Приемы борьбы за мяч

Борьба за овладение мячом является одной из главных задач игрока в защите.

Полноценный игрок в защите руководствуется принципом «лучшей защитой является нападение».

К сожалению, у нас имеются еще немало игроков и целых команд, которые ограничиваются только охраной корзины и не принимают никаких активных мер для овладения мячом, терпеливо выжидая ошибки противника. Такая игра в защите заслуживает резкого осуждения.

Одной из причин пассивной игры в защите некоторых игроков и команд является то, что большинство тренеров мало уделяет внимания приемам борьбы за мяч и совершенно не заботится об их совершенствовании. В результате многие игроки не овладевают этими приемами и, естественно, не применяют их в игре.

Среди ведущих игроков и команд имеется немало настоящих мастеров — «охотников за мячом». Примером может служить игрок сборной команды СССР К. Петкявичус (Ленинград), который применяет в игре все приемы борьбы за мяч.

Для того чтобы игрок в совершенстве изучил эти приемы, необходимо систематически их совершенствовать в учебно-тренировочном процессе.

Основными приемами в борьбе за овладение мячом являются: перехват, выбивание, вырывание и борьба за мяч после отскока от щита.

Перехват мяча. Перехват мяча является лучшим средством контратаки. Перехват мяча, как правило, застает противника врасплох, и тем самым создаются крайне благоприятные условия для перехода в нападение.

Перехват мяча чаще всего возможен, если нападающий неточно передает мяч, не выходит навстречу передаче при поперечных передачах, особенно повторных, а также во всех остальных благоприятных случаях игры.

Если перехват не удался, игрок должен немедленно остановиться и быстро возвратиться назад. Для перехвата мяча игрок должен занять выгодную позицию, приготовиться к быстрому рывку и правильно определить расстояние, темп предстоящей передачи.

Действия игрока должны быть неожиданными, быстрыми, опережающими действия нападающего (рис. 60). Неожиданность рывка зависит от умения замаскировать свои действия. Для этого игрок должен всем своим видом демонстрировать пассивность и безучастное отношение к предстоящей передаче мяча.

Постоянная угроза перехвата влияет на решительность действий противника.

Рис. 60. Перехват мяча

Выбивание мяча. Мяч выбивается из рук противника или во время ведения мяча, или броска в корзину. Выбить мяч из рук можно не только у зазевавшегося противника, но и у игрока, использовавшего ведение и задерживающего мяч в руках, или же у игрока, опустившего руки с мячом перед броском в корзину, и в ряде других случаев.

Для того чтобы выбить мяч, защитник дает противнику приблизиться или сам внезапно сближается с ним и быстрым движением руки, напоминающим движение кошачьей лапки, выбивает мяч из рук противника.

Учитывая, что руки, держащие мяч, образуют как бы чашу, выбивание мяча сверху вниз менее эффективно, чем снизу вверх, в связи с этим целесообразно выбивать мяч движением руки снизу вверх. Так как расстояние между ладонями, держащими мяч, крайне незначительно, выбивание мяча производится ребром ладони.

Во время ведения мяча выбивание целесообразно производить в тот момент, когда мяч делает путь после отскока от пола к руке. Для отбора мяча во время ведения применяется и другой прием. Защитник, уловив темп ведения мяча, накладывает руку на отскакивающий от пола мяч чуть раньше противника и тем самым уводит мяч из рук противника, продолжая вести его сам (рис. 61). Выбивание мяча в момент броска в корзину требует особенно тонкого расчета и высокого мастерства. Зачастую умело выбитый мяч спасает команду от верного попадания. По технике выполнения это напоминает действие волейболиста при блокировании, причем рука ложится сверху на мяч (рис. 62). Этот прием лучше, пожалуй, назвать накрыванием мяча. Накрывание мяча при бросках в корзину применяется также и в том случае, если защитник настигает атакующего игрока в тот момент, когда он начал уже движение броска в корзину. В этом случае у защитника остается единственное средство борьбы против начатого броска — это накрыть мяч. Для того чтобы не совершить грубой ошибки, защитник обязан, не снижая скорости своего передвижения, определить направление своего движения и положение мяча в руках противника. Защитник должен двигаться не на игрока, а несколько его обгоняя и накрыть мяч в тот момент, когда он выходит из рук противника. Защитник, неправильно определивший направление своего движения и положение мяча, совершит грубую персональную ошибку: столкнется с противником или ударит его по рукам.

Рис. 61. Отбор мяча при ведении

Рис. 62. Накрывание мяча при броске в корзину

Защитник, имеющий преимущество в росте, ведя борьбу за мяч под щитом, применяет следующий прием: он отступает к щиту, а затем в двух-трех шагах от щита пропускает мимо себя нападающего игрока, дает ему возможность начать бросок в корзину, а затем снимает или накрывает мяч в тот момент, когда он выходит из рук противника.

Вырывание мяча. Вырывание мяча требует тонкого расчета, быстрых, энергичных действий. Мяч следует захватить возможно глубже, после чего резко рвануть его к себе. Рывок должен быть коротким и энергичным. Для увеличения силы рывка вырывание целесообразно производить с поворотом туловища.

Если не удается вырвать мяч сразу, судья назначает спорный мяч. Назначение спорного мяча является частичной, победой защитника.

Вырывание мяча применяется в тех случаях, когда противник задерживает мяч в своих руках, когда противник приземляется после ловли мяча в прыжке, особенно при игре от щита, а также в тех случаях, когда противник ведет мяч.

В последнее время игроки успешно используют вырывание мяча у игроков, заканчивающих ведение. Защитник внимательно наблюдает за игроком, ведущим мяч, и, определив окончание ведения, быстрым движением захватывает мяч чуть раньше или одновременно с противником.

Игрок сборной команды СССР Л. Алексеева успешно применяет вырывание мяча после того, как игрок поймал мяч, стоя спиной к направлению движения и потеряв ориентировку в расположении защитника, делает поворот и пытается начать ведение или другое действие. Неожиданная встреча лицом к лицу с защитником дает преимущество защитнику для захвата мяча (рис. 63).

Рис. 63. Вырывание мяча

Борьба за мяч, отскочивший от щита, характерна как для защитных действий, так и для действий в нападении.

Для того чтобы избегнуть повторений, этот прием описан нами в главе «Нападение».

План-конспект: «Накрывание мяча спереди при броске в корзину, перехват мяча при ведении. Обучающая игра с ведением и без ведения мяча».

План – конспект открытого учебно-тренировочного занятия

по баскетболу

Тема: Накрывание мяча спереди при броске в корзину, перехват мяча при ведении. Обучающая игра с ведением и без ведения мяча.

Цель: повторить и закрепить ранее изученный материал по баскетболу.

Задачи урока:

1. Совершенствование техники владения, ведения мяча и броска в кольцо.

2. Формирование правильной осанки, развитие различных групп мышц.

3. Воспитание дисциплинированности, коллективизма, чувства товарищества.

Место проведения: спортивный зал МОУ СОШ №2

Продолжительность занятия: 45 мин.

Оборудование и инвентарь: мяч баскетбольный.

Части урока

Дозировка

Организационно – методические указания

Вводно-подготовительная

Основная

Заключительная

часть

Построение. Подведение итогов урока.

Дать домашнее задание.

  1. Построение. Приветствие. Сообщение задач урока.

2.Строевые упражнения:

«Нале-во!»

«Напра-во!»

» Кру-гом!»

«Нале-во!»

3. Ходьба:

— на носках, руки на пояс

— на пятках, руки в стороны

  • На внутренней стопе

  • На внешней

4. Бег:

— обычный

5. Ходьба

6. ОРУ: И.п- ноги на ширине плеч, руки на плечи:

1. Наклон головы вперед-назад 1-4

2. Наклон головы в стороны 1-4

3. Поворот головы в стороны 1-4

И.п – руки на плечи: круговые вращения в плечевос суставе

И.п- руки на уровне плеч, согнуты в локтях, кисти рук в замок, повороты туловища в стороны 1-4

И.п- пр.рука вверх, левая на пояс, наклон туловища в стороны 1-4

И.п- пр.рука вверх, левая вниз отведение рук назад (рывками) 1-4

И.п – ноги шире плеч руки на пояс: на 1-2 наклон вперед, на 3-4 наза руки на пояс

И.п- руки на пояс круговые вращения туловищем вокруг своей оси 1-4, меняя напрвление

И.п- руки на пояс круговые вращения тазобедренным суставом

вокруг своей оси 1-4, меняя напрвление

И.п- ноги вместе, полуприсед, руки на колени, круговые вращения в коленными суставами на 1-4 меняя напрвление

И.п- Пр. ногу в сторону, руки перед грудью в замок

1-4 вращение в кистевых суставах вправо

5-8 вращение в кистевых суставах влево, разминая голестоп

Упр-ия на растяжку: Выпад вперед на 1-4, стороны

  1. Ходьба по залу с обводкой мяча вокруг головы, пояса, между ног

  2. Ведение мяча с изменением направления

  3. Ведение с прыжком остановкой

  4. Ведение правой и левой рукой 2 шага бросок в кольцо

  5. В парах ( передача с 2 шагов, с отскоком от пола)

  6. Введение в паре с 2 шагов передача, в центре 3 человек на перехвате

  7. Игра «Американка»

Индивидуальные указания по технике изученных приемов

отметить лучших, разобрать ошибки

д/з: отжимание на пальцах 10раз по 3 подхода

5 мин.

5 мин

30²

10 мин

4-5 раз

4-5 раз

4-5 раз

4-5 раз

4-5 раз

4-5 раз

4-5 раз

4-5 раз

4-5 раз

4-5 раз

4-5 раз

20 мин

5 мин

Построение в одну шеренгу, проверка наличия спортивной формы.

выполнять на два счета

следить за четкостью выполнения поворотов

поворот через левое плечо

Соблюдать интервал, дистанцию.

Следить за осанкой.

Соблюдать интервал, дистанцию. Следить за дыханием.

восстановить дыхание

Выполнять групповым способом, следить за правильностью выполнения упражнения

Вести мяч без зрительного контроля.

Соблюдать интервал, дистанцию.

Следить за осанкой.

5 попаданий

Вести мяч без зрительного контроля.

Следить за точностью передачи мяча.

Вести мяч без зрительного контроля.

Не допускать пробежку.

Не допускать пробежку.

построение в шеренгу

организованный уход в раздевалку

Подготовка

Перспектива изучения заброшенной станции вызвала интерес ЦРУ и Управления НИР ВМC США (ONR). Годом ранее ONR создало сеть акустического наблюдения за советскими подводными лодками, расположенную на дрейфующих станциях в Ледовитом океане, поэтому американская разведка предположила, что СССР имеет аналогичную сеть на своих полярных станциях, однако доказательств этому не было. Заброшенная станция давала хороший шанс для сбора информации. Сложность заключалась в труднодоступности СП-9: паковые льды исключали использование ледокола, а для вертолёта дистанция была слишком велика.

Lockheed HC-130 с системой Фултона

Капитан Дж. Кэдуо́лейдер (Cadwalader) предложил использовать изобретение Роберта Фултона — подвесную систему, позволявшую подбирать агента с поверхности земли прямо в летящий самолет (система получила неформальное название «небесный крюк» (на илл.)). Операция была запланирована на сентябрь, в период естественной освещённости. В это время станция СП-9 должна была находиться на расстоянии 600 миль (970 км) от авиабазы ВВС США в Туле (Гренландия), откуда и планировалось начать операцию.

Для выполнения задания были отобраны два эксперта: майор ВВС США Джеймс Смит — опытный парашютист со знанием русского языка, имевший опыт работы на дрейфующих станциях, и лейтенант запаса ВМС США Леонард Ле-Шэк (LeSchack) — геофизик, незадолго до того принимавший участие в разработке системы слежения за подлодками. Лето ушло на освоение участниками операции системы «воздушный крюк» и отработку подъема на ходу в самолет Lockheed P-2 Neptune.

Неудачные попытки

В 1961 году операция не состоялась, поскольку официальное разрешение от командования ВМФ пришло слишком поздно и станция СП-9 была отнесена течением далеко от берегов Гренландии. Однако в марте 1962 года пришло известие о том, что еще одна советская полярная станция (СП-8) тоже оказалась заброшенной. Эта станция находилась в точке с координатами 83° с. ш. 135° з. д.HGЯOL на расстоянии в 600 миль (970 км) от авиабазы канадских ВВС в Resolute Bay. По имевшимся разведданным, оборудование на этой станции было более современным по сравнению с СП-9, поэтому целью операции была назначена СП-8.

Первая попытка найти станцию была предпринята в середине апреля 1962. На основании данных наблюдений месячной давности и прогноза дрейфа льдов был начат поиск с помощью самолета C-130. Однако двухдневные поиски не дали результатов и были прекращены. СП-8 была обнаружена только 4 мая далеко к востоку от предсказанного положения; произошло это во время ежемесячного воздушного обследования ледовых полей. К этому времени бюджет проекта ONR был исчерпан, однако благодаря связям Р. Фултона удалось получить техническую помощь ЦРУ: операции был придан бомбардировщик B-17 с экипажем, имевшим большой опыт в применении системы Skyhook (Б-17 N809Z, пилоты Конни Зайгрист (Seigrist) и Дуглас Прайс); ЦРУ также выделило для проекта самолет поддержки C-46. Дополнительное финансирование в размере 30 тысяч долларов выделило Разведывательное управление Министерства обороны США.

Операция

26 мая B-17 и C-46 прибыли на мыс Барроу (Аляска). На следующий день начались поиски СП-8. День стоял сумрачный, и после 13 часов поисков B-17 вернулся на базу ни с чем. Станция была обнаружена только 28 мая совместными усилиями экипажей B-17 и PV-2 из патрульной эскадрильи, располагавшейся на о.Кадьяк. Выбрав место вблизи станции, Смит и Ле-Шэк выпрыгнули с парашютами. Сбросив запас продовольствия и получив ответ от экспертов по УКВ-связи, B-17 вернулся на базу.

Самолет-разведчик Neptune, аналогичный использованному в операции

По плану операции на изучение станции отводилось 72 часа. За это время механики на базе в Point Barrow установили на B-17 улавливающее устройство Skyhook. 30 мая прошли испытания системы. На следующий день началась операция по эвакуации Смита и Ле-Шэка. Вскоре после вылета выяснилось, что ледовые поля в районе станции покрыты густым туманом. Найти станцию не удалось, и B-17 вернулся в Point Barrow. В тот же день был предпринят ещё один вылет, но вновь безуспешно. Было решено привлечь к поискам самолёт морской разведки Neptune (на илл.). На следующее утро (2 июня) Neptune вылетел из Point Barrow на 2,5 часа раньше B-17. С помощью своего мощного навигационного оборудования разведчик быстро обнаружил станцию и затем с помощью УКВ-маяка навёл на место B-17.

По прибытии B-17 на место выяснилось, что погода была на пределе возможностей системы Skyhook: скорость ветра превышала 50 км/час (7 баллов по шкале Бофорта — «крепкий ветер»); серый лёд сливался с небом, затрудняя определение линии горизонта. Смит и Ле-Шэк наполнили аэростат гелием и прикрепили к тросу груз: 150 фунтов (68 кг) документов, образцов оборудования и заснятой фото- и киноплёнки, изо всех сил удерживая его под порывами ветра.

Когда B-17 сделал заход для подъёма груза, линия горизонта сделалась неразличимой. Однако соединительный трос с ярко-оранжевыми майларовыми маркерами позволили пилотам сориентироваться в пространстве. B-17 уверенно захватил трос, после чего пилоты немедленно перешли на полёт по приборам. Груз был поднят на борт без проблем.

Участники операции после успешного подъёма экспертов на борт Б-17: майор Смит (с кружкой) принимает порцию «лечебного виски»; справа внизу (в профиль) — лейтенант Ле-Шэк.

После подъёма груза место первого пилота занял Прайс — бывший пилот морской авиации. По плану операции, ему предстояло поднять на борт первого из людей. Первым шёл Ле-Шэк. Когда он прикрепился к тросу аэростата, ветер усилился и Смит напрягал все силы, чтобы удержать Ле-Шэка на месте. По мере подъёма аэростата делать это становилось всё труднее, и, наконец, сильный порыв ветра повалил Ле-Шэка и протащил по льду почти 100 метров, прежде чем лейтенанту удалось зацепиться за ледяной торос. Как раз в этот момент Прайс поймал трос системы в улавливатель, и Ле-Шэк был успешно поднят на борт Б-17.

Смита поднимал Зайгрист. Несмотря на сильный ветер, захват троса и подъём прошли удачно. На борту B-17 экспертов ждали поздравления и порция «лечебного виски» (на илл.).

Примечания

Примечания

  1. Система «небесный крюк» (Skyhook) создавалась под эгидой ЦРУ и ONR для воздушной эвакуации агентов из труднодоступных мест (первоначально речь шла о Маньчжурии во время Корейской войны); разработка и испытания были завершены к 1958 г. Система представляла собой комбинацию небольшого аэростата, баллона с газом , подвески и соединительного нейлонового троса длиной около 200 м. В сложенном виде сбрасывалась в требуемую точку и после развертывания позволяла поднимать агента или груз в самолет на лету, без посадки. Для работы с системой на носу самолета устанавливался специальный улавливатель троса в виде вилки перед носовым винтом с размахом около 3 м. Самолёт подхватывал трос ниже аэростата в горизонтальном полёте, трос натягивался и вытягивал груз. при достаточной длине троса (200 м) первые 10-20 метров груз двигался вертикально с умеренной перегрузкой, позволяющей эвакуировать людей. Как правило, для применения системы использовался самолет-разведчик Lockheed P-2 Neptune.
  2. Командование ВМФ вначале скептически отнеслось к плану операции, считая, что он подвергает жизнь экспертов слишком большому риску. Разрешение было получено только в конце сентября 1961, при условии проведения дополнительных испытаний системы спасения при низких температурах и возможной доработки.
  3. В ходе поисков была обнаружена оставленная американская дрейфующая станция «Чарли».
  4. С осени 1961 B-17 использовался ЦРУ для испытаний системы Фултона на базе в шт. Аризона. За это время экипаж приобрел достаточный опыт в работе с системой.
  5. Точка на Аляске была выбрана для того, чтобы избежать задержек на получение разрешения от канадского правительства.
  6. На мысе Point Barrow была расположена арктическая исследовательская лаборатория.
  7. Кроме пилотов, в экипаж B-17 входили: штурман Джордан, координатор работ Уолл, эксперт-парашютист Джонсон, оператор подъёмной лебедки Дениелс, оператор улавливателя Скотт и оператор хвостового устройства позиционирования Никол. Для наблюдения за операцией в полёт также отправились: руководитель проекта капитан Дж.Кадуо́ладер, изобретатель Skyhook Фултон и начальник аризонской базы ЦРУ, к которой принадлежал B-17, Гарфильд Торсруд

Сноски

  1. 1 2 3 Robert Fulton’s Skyhook and Operation Coldfeet. Central Intelligence Agency (14 апреля 2007). Дата обращения 3 мая 2008.
  2. 1 2 3 Project COLDFEET: Seven Days in the Arctic. Central Intelligence Agency (21 апреля 2008). Дата обращения 3 мая 2008.
  3. «The Boeing B-17s.» Архивировано 28 сентября 2010 года. utdallas.edu.
  4. Ошибка в сносках: Неверный тег <ref>; для сносок BBC: WORLD’S WEIRDEST WEAPONS не указан текст