Иван кирпа тренер поветкина

Кирпа, Иван Владимирович

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Кирпа.

Иван Кирпа

Общая информация

Полное имя

Иван Владимирович Кирпа

Прозвище

Иван Грозный

Гражданство

Россия Россия

Дата рождения

6 марта 1978 (41 год)

Место рождения

Рославль, Смоленская область, РСФСР, СССР

Весовая категория

полусредняя (66,7 кг)

Стойка

левосторонняя

Рост

170 см

Тренер

Игорь Лебедев
Фредди Роуч

Промоутер

Дон Кинг

Профессиональная карьера

Первый бой

23 февраля 1999

Последний бой

11 июля 2009

Количество боёв

Количество побед

Побед нокаутом

Поражений

Любительская карьера

Количество боёв

Количество поражений

Послужной список (boxrec)

Ива́н Влади́мирович Кирпа́ (6 марта 1978, Рославль, Смоленская область, РСФСР, СССР) — российский боксёр-профессионал, выступавший в полусредней и первой полусредней весовых категориях. В период 1999—2009 провёл на профессиональном ринге 25 боёв, потерпев лишь одно поражение (по очкам). Владел титулами чемпиона России среди профессионалов, чемпиона СНГ и славянских стран по версии WBC. Также известен как тренер по боксу, личный тренер Александра Поветкина.

Биография

Иван Кирпа родился 6 марта 1978 года в городе Рославле Смоленской области.

Любительская карьера

Активно заниматься боксом начал в раннем детстве у тренера Владимира Никонова, тренировался под руководством заслуженного тренера РСФСР Игоря Лебедева. В 1996 и 1997 годах становился чемпионом России среди молодёжи, побеждал на зимнем турнире «Олимпийские надежды», выполнил норматив мастера спорта. Всего в любительском боксе провёл 296 боёв, проиграв из них только 14.

Профессиональная карьера

На профессиональном уровне дебютировал в феврале 1999 года, в дебютном поединке единогласным решением судей победил соотечественника Евгения Сопитько. В последующих месяцах провёл ещё несколько удачных боёв и в марте 2000 года удостоился права выйти на бой за звание чемпиона России в первом полусреднем весе, а также за вакантный титул чемпиона СНГ и славянских стран по версии Всемирного боксёрского совета — в итоге одержал победу техническим нокаутом в десятом раунде.

В последующие годы Кирпа часто боксировал в Великобритании, в частности в мае 2003 года потерпел первое и единственное в карьере поражение — от британца Брэдли Прайса (англ.)русск.. Год спустя провёл ещё несколько боёв в России с менее конкурентными соперниками, после чего взял перерыв и долго не выходил на ринг. В 2007 году он вернулся в бокс, в Польше нокаутировал мексиканца Хосе Леонардо Корону, затем съездил в США, где досрочно взял верх над пуэрториканцем Френки Сантосом.

Претендентский бой с Мигелем Анхелем Родригесом

Имея контракт с известным промоутером Доном Кингом, в июле вышел на бой с мексиканцем Мигелем Анхелем Родригесом — в бою разыгрывалось право оспорить титул чемпиона мира в полусреднем весе по версии WBC, и Кирпа получил это право, выиграв единогласным решением судей.

Завершение карьеры

Став победителем боя-элиминатора, в 2010 году должен был драться с американским чемпионом Андре Берто, однако незадолго до этого случайно стал участником уличной драки в Рославле, получил серьёзные травмы и вынужден был завершить спортивную карьеру. В общей сложности провёл на профессиональном уровне 25 боёв, одержал 24 победы (в том числе 15 досрочно), потерпел одно поражение.

Тренерская деятельность

Начиная с 2012 года Иван Кирпа работает тренером по боксу в «Клубе единоборств № 1» в Москве, занимался подготовкой многих талантливых спортсменов, например, под его руководством тренировались боец смешанного стиля Эдуард Вартанян и кикбоксер Энрико Гогохия. В начале 2014 года получил приглашение стать личным тренером известного российского тяжеловеса Александра Поветкина, впоследствии готовил его к боям против Мануэля Чарра, Карлоса Такама, Майка Переса и Мариуша Ваха.

Иван Кирпа. Большая биография известного боксёра и тренера.

Иван Владимирович Кирпа. Представляю вам большую подробную биографию известного российского боксёра и тренера, который является наставником Александра Поветкина.
Детство и юность
Иван Владимирович Кирпа родился 6 марта 1978 года в маленькой деревушке Кириллы-3 (город Рославль, Смоленская область). Отец — Владимир Иванович Кирпа занимался физическим воспитанием маленького Вани и трёх его братьев. В прошлом успешный боксёр-любитель Владимир Иванович закладывал в своих сыновей основы бокса и физический подготовки.

«Когда Ване было три года, уже показывал характер. Я тогда подумал: «Будет бойцом!»» — Владимир Иванович Кирпа.

Впервые мальчика привели в секцию бокса в возрасте 6 лет. Тренер — Владимир Никонов посоветовал подождать два года. За это время Иван ещё больше окреп физически. Тренировки по боксу начались в восьмилетнем возрасте. К тому времени Кирпа умел подтягиваться на перекладине, отжиматься, делать подъём с переворотом, быстро бегать. Одним словом, представлял из себя готовый материал для грамотного наставника. Результаты не заставили ждать.
Победы на юношеских турнирах сделали Ивана известным бойцом. В 1994 году он переехал в Санкт-Петербург в школу Олимпийского резерва. В 1996 и 1997 году победил на молодёжном чемпионате России. В 1998 году выиграл турнир «Олимпийские надежды». В молодёжной сборной России юный боксёр получил прозвище: «Грозный». Ваня был в шаге от попадания на Олимпийские игры 2000 года в Сиднее. Его судьбу изменила встреча с Игорем Михайловичем Лебедевым, который готовил профессиональных боксёров.
Профессиональный бокс
В 1999 году, после окончания училища Олимпийского резерва, в возрасте 21 год, Кирпа переходит в профессионалы. Блестящий любительский рекорд: 296-14 и опыт работы с профессиональными боксёрами помог Ивану на начальном этапе карьеры. Он выглядел зрелым и опытным бойцом с первых шагов в новом виде спорта. Игорь Михайлович Лебедев воспитал таких известных чемпионов мира как: Роман Кармазин и Дмитрий Кириллов. Под его руководством Кирпа делал уверенные шаги к заветной цели — титулу чемпиона мира в профессиональном боксе.

Иван одержал 7 побед подряд на старте, но добиться больших боёв можно было только в США. Россиянин идёт на рискованный шаг — переезд в Америку. Первые месяцы в чужой стране оказались сложным испытанием. Не хватало средств и приходилось жить в простом общежитии. Кирпа готовился к боям вместе с Дмитрием Кирилловым (будущим чемпионом мира во втором наилегчайшем весе по версии IBF), который познакомил товарища с . Иван заключил 10-летний контракт с легендарным промоутером.
Появились первые деньги. Условия проживания значительно улучились. Иван продолжал побеждать. За долгие годы профессиональной карьеры он потерпел лишь одно поражение Брэдли Прайсу решением судей в 2003 году. Кирпа закрыл неудачу победами и стремительно набирал рейтинг.
В 2005 году скончался тренер Ивана — Игорь Лебедев. Россиянин стал готовится к боям в зале Фредди Роуча.

«Никто не мог заменить мне Игоря Михайловича. Он по-настоящему понимал бокс.» — Иван Кирпа.

В те годы Кирпа выступал нечасто. Однако уверенные победы позволили ему выйти на претендентский бой по версии WBC в полусреднем весе. Соперник, бывший претендент на этот титул — Мигель Анхель Родригес. 11 июля 2009 года Иван уверенно контролировал ход боя и одержал победу единогласным решением судей.
Чемпионом по версии WBC, на тот момент, был Андре Берто. Получить заслуженный поединок за титул оказалось непросто. Иван занимал третью строчку рейтинга WBC и должен был встретиться с непобеждённым турком — Сельчуком Айдыном, который располагался на второй. Победитель с гарантией получал право на титульный шанс.
Роковая случайность прервала блестящую карьеру российского бойца. Накануне боя с Айдыном Иван приехал в родной город — Рославль. Вечером он ждал свою девушку и стал участником драки с нетрезвой молодёжью.

«Рядом стояли парень с девушкой. Сказали мне не смотреть на них. Я пытался уйти от конфликта и уговаривал не драться. Это восприняли как трусость. Девушка толкнула меня, сорвала крест, грубо выразилась. Я опустил голову и потребовал найти мой крест. В это время молодой человек ударил меня головой. Тут же сработали рефлексы. Я ударил по печени и в подбородок. Падая, парень схватил меня за локти, я вытащил руки из застегнутой под горло олимпийки, а голова осталась в ней. В этот момент девушка нанесла мне разбитой бутылкой пять ударов в спину. В итоге больница и 13 шрамов.» — Иван Кирпа.

Трагический случай стоил Ивану важного боя с Айдыном. Менеджеры Кирпы решили «слить» травмированного боксёра и предложили ему бой на коротком уведомлении против молодого Сауля Альвареса. Кирпа проходил курс реабилитации и отказался от поединка с заведомо более тяжёлым противником в новой весовой категории.
Тренерская карьера
Иван завершил выступления на профессиональном ринге с рекордом: 24 победы, 15 нокаутом и лишь одним поражением. В 2010 году он переехал в Москву. Какое-то время бывший боксёр работал охранником в боулинг-клубе. Денег хватало лишь на еду. Иногда приходилось ночевать в том же самом клубе, который он охранял.
Так продолжалось два года. Ивану поступило предложение поработать тренером в известном московском клубе — «Клуб единоборств № 1». Кирпа делился богатым опытом и вскоре стал одним из ведущих специалистов клуба. Иван работал с боксёрами-любителями, а также с известным кикбоксёром — Энрико Гогохия и бойцом смешанных единоборств — Эдуардом Вартаняном.

В начале 2014 году Кирпу пригласили в штаб к российскому боксёру — Александру Поветкину. Два россиянина быстро нашли общий язык. Иван стал главным тренером Александра. Под его руководством Поветкин одержал 8 побед подряд.
Иван продолжает тренировать Александра Поветкина. Дуэт рассчитывает покорить главную ступень профессионального бокса — завоевать титул чемпиона мира.
Кирпа живёт и работает в Москве. В молодости он был дважды женат. От прежних отношений у Ивана есть сын (2002 года рождения), с которым он проводит много свободного времени.

«Это только начало моей тренерской карьеры. Надеюсь, что буду заниматься любимым делом как можно дольше.» — Иван Кирпа.

«Врач говорил: повезло. Менеджеры предлагали бой за 100 тысяч долларов». Кто тренирует Александра Поветкина

«Врач говорил: повезло. Менеджеры предлагали бой за 100 тысяч долларов». Кто тренирует Александра Поветкина

Тренер Александра Поветкина Иван Кирпа рассказывает историю, которая похожа на сценарий фильма.

Иван Кипра — тренер

13 декабря в Москве за одним столом оказалось несколько человек. Каждому из присутствующих оставалось сделать несколько простых шагов, чтобы 17 декабря в Екатеринбурге состоялся большой бой. Каждый из них знал, что нужно делать.

Бермейн Стиверн, 38-летний темнокожий мужчина, боксер, который проигрывал только два раза за 11 лет; Андрей Рябинский — глава девелоперской компании из Москвы (однажды он потратил на бой Кличко — Поветкин 23 миллиона долларов, перезагрузил индустрию профессионального бокса в России и, как и обещал, не остановился); Александр Поветкин — самый загадочный российский боксер, один из самых популярных и точно самый немногословный.

5 октября 2013 года Поветкин проиграл самый дорогой бой в истории российского бокса Владимиру Кличко. В его углу тогда работали Александр Зимин и Стейси МакКинли, тренировавшие в разное время Валуева и Тайсона. После этого Зимин отошел от серьезных боксеров, МакКинли появился на видео у балагура Шеннона Бриггса, кричащего Let’s go Champ, а в углу у Поветкина стал появляться Иван Кирпа. 24 февраля 2014 года новость о его назначении тренером Александра удивила всех. Через две недели Кирпа отметил 36-й день рождения, будто обозначив себя как самого молодого тренера из всех, кто когда-либо работал с Поветкиным.

— Расскажите о месте, где вы родились. Деревня называется Кириллы-3?

— Да, так и называется. Это Рославльский район Смоленской области, 360 км от города Чехова, где я живу и работаю сейчас. Точнее, это не деревня, а поселок, ПМК (передвижная механизированная колонна — «Матч ТВ») в трех километрах от города. Там отец строил поселки вокруг города, и мы там получили коттедж. До сих пор я прописан в нем.

— Где была ваша первая секция бокса?

— В городе Рославль. Шел до остановки километра два, а потом еще в центр города ехал. Час туда, час обратно. Первый тренер — Никонов Владимир Николаевич.

Меня изначально не хотели брать на бокс, можно сказать, тренеру я навязался. В первый раз пришел в шесть лет, он не взял, сказал, приходи через два года. Пришел — опять не взял, говорит, еще год подождать. Я вышел из зала и заплакал, тренер увидел, говорит: «Так сильно хочешь заниматься?!». Отвечаю: «Да, вы меня уже второй раз футболите». Пришел, встал в строй. Был самым маленьким, остальные ребята гораздо старше и визуально, но и по возрасту. Но до сих пор помню это ощущение счастья, настоящего крутого счастья — я записался в секцию бокса!

— Для чего вы пошли записываться?

— Отец тоже занимался, на уровне первого разряда. Он фанатично обожал этот вид спорта: сколько себя помню, мы всегда смотрели бокс. Отец твердил, что бокс — это самый крутой вид спорта, это интеллектуальный вид спорта, где надо уметь принимать решение за доли секунды.

Иван Кирпа, Мэнни Пакьяо, Дмитрий Кириллов

— У вас три брата, обычно отец всех старается отдать в секцию. Как получилось: у них не пошло или они не пошли?

— Старший брат был немного упрямым, он решил заниматься лыжными гонками, прозанимался десять лет, потом все-таки поменял профиль и еще шесть лет занимался каратэ. А другие два брата прошли секцию бокса, до определенного момента у них что-то получалось, а потом не пошло: были поражения, энтузиазм пропал. В конце концов, определили для себя, что это не их дело жизни.

— Тяжело ли быть самым младшим в секции?

— Нет. Я в том возрасте тренировался очень много, физически был подготовлен хорошо, в шесть лет я уже подъем с переворотом делал 45 раз. Не уступал ребятам, старше меня на год-два.

— Часто папа настаивает на секции бокса, а мама выступает телохранителем. Как у вас было?

— У нас было замечательно. Мама была нашим другом, и нашими внутренними проблемами мы делились больше с ней, чем с отцом. Однако она поддерживала линию отца и говорила, что мужчины должны быть мужчинами, они должны уметь постоять за себя.

Как мама и отец относились к моим занятиям боксом, расскажу на примере одной ситуации. До седьмого класса я учился в кирилловской школе, у меня появились результаты в боксе, но начались проблемы с обучением. И директор школы жестко поставила перед родителями вопрос о выборе: или он учится или забирайте документы — школа не готова к обучению, когда ученик все время на сборах. Родители забрали документы, перевели меня в школу в Рославле, где была и секция.

— Вам было 13 лет, когда распался Союз, Сергей Ковалев говорит, что в 92-93-м яичница считалась праздничным блюдом. Вы что запомнили?

— У нас была большая семья, сложные времена переживать приходилось, но у нас отец трудоголик, всю жизнь (и на пенсии тоже) работал на вагоностроительном заводе. Он хорошо зарабатывал: производили довольно сложные детали для железнодорожных вагонов, и папа мог делать эту работу очень качественно. Если за смену другие рабочие делали по четыре детали, у него получалось десять-восемь, и, что самое важное, без брака.

Первые непонятные годы было тяжеловато, а потом отец мог даже машину себе купить. Он мне говорил: рано или поздно в этой стране придет время профессионалов в любой сфере. Он это повторял и добавлял: надо всегда развиваться, работать над собой, только тогда ты будешь востребован. «Блат, продвижение по знакомству будет всегда, но быть профессионалом надежнее».

— В 16 вы переехали в Петербург, чтобы продолжить занятия, дома легко отпустили?

— Да, никакого семейного совета не было. Было три предложения: Санкт-Петербург, Витебск и Москва. Надо было выбрать только город.

https://www.instagram.com/p/BEs-YTXuLiA/

— Сложно начать жить самостоятельно одному в 16 лет?

— Непросто. Я же жил в большой семье: у нас отец очень добрый человек, мы сначала усыновили парня одного, потом целую семью погорельцев взяли к себе на пять лет. Папа ездил на зимнюю рыбалку, а рядом котельная была. В ней работала семейная пара, отец познакомился с ней. В один из приездов он увидел, как из-за печки вылез ребенок, как Маугли. Оказалось, это семья погорельцев: они не только работали, но и жили там же, в котельной. Дом сгорел, родители их погибли, дед мальчика чуть ли не в окно выбросил в последний момент, чтобы спасти. Отец не мог их оставить. Привез домой. Так мы и жили, пока они себе жилье не смогли купить.

И когда я в Питер попал, меня как будто вырвали из семьи. Первые полгода тяжело было психологически, потом попроще. Была цель, мечта — хотел попасть в сборную России. Сказал себе: вот эту форму я за деньги не надену. Только если заслужу.

— Победа, после которой стало понятно: «Я смогу»?

— На первенстве России по молодежи. Сразу попал на парня, который был вторым номером сборной России. Очень тяжелый поединок, я выиграл 43:21, тогда еще машинками очки считали. Мы боксировали то ли в 1/8, то ли в 1/16 финала, но мне сразу после боя дали анкету, чтобы я заполнил. Анкета была на привлечение в состав сборной.

На первенстве стал третьим, но мне было 16–17 лет, то есть меня как бы рассматривали на перспективу. На следующий год я все выиграл по России и поехал на мир.

— На Кубу?

— Ага, и проиграл кубинцу в бою за выход в полуфинал, он потом выиграет этот турнир. Помню, что целый год просыпался и думал, что остался без медали. Потом немного отпустило, но эти тяжелые мысли мучили меня долго.

— Где вы жили в Петербурге?

— В районе Проспекта Большевиков. На тот момент мне Петербург вторым домом казался, ко всему быстро привык.

— Спокойный район?

— Район как район, а время, конечно, неспокойное было, но я сам особо не искал приключений, хотя и шаг в сторону тоже не делал, если меня задевали. Я невысокого роста, наверное, думали, что со мной будет несложно, поэтому иногда бывали конфликты, ну вот эти: «Есть закурить?» — «Нет». — «А ты что, спортсмен?»

— Расскажите человеку с гуманитарным образованием, что отвечать на такой вопрос.

— Так и отвечал: «Да, спортсмен. Проверить хочешь?»

Кто-то отходил, кому-то становилось интересно проверить. Тогда и начиналось. Но почему на самом деле надо стараться сдерживать себя — я один раз так руку сломал перед боем. Подошли двое, началась вот такая беседа. Я себя проконтролировал, чтобы первым не ударить, а когда ударил в ответ, получилось так, что руку сломал, попал прямым прямо в лоб.

— Вы перешли в профессионалы, когда не попали на Олимпиаду в Сидней. Взяли другого?

— В мой вес перешел Александр Леонов — очень хороший спортсмен, чтобы у него выиграть и поехать на Олимпиаду, надо было его разбивать, и разбивать уверенно. Понимал, что шансы не самые лучшие, а времена были тяжелые. От Олимпийского комитета я получал стипендию в десять долларов. Хорошо, что жильем и питанием обеспечивали как человека из сборной страны, поэтому мне их хватало на какие-то расходы, но не более.

Начали поступать предложения где-то боксировать, для меня это был выход из непростого финансового положения. Пришел к своему тренеру, объяснил ситуацию. Пошли в федерацию, там, конечно, не обрадовались, мол, еще не все в любителях сделал, столько сил вложено. Очень непростые переговоры, но в итоге решил, что буду в профи продолжать.

— У вас первые бои были в месте с названием «Тундра-бар».

— Первый этаж нежилого помещения. За стеной какой-то клуб был, а в баре находился ринг уменьшенного формата и несколько столов. Больше ста человек туда не помещалось, зато боксировали почти каждые две недели.

За первый бой (23 февраля 1999 года — «Матч ТВ») мне заплатили 240 долларов. Но вообще тогда стандарт был сто долларов за раунд. Помню, получил первый конверт — был счастлив, какая-то гордость за себя, что начал что-то зарабатывать боксом.

— Уже через год вы боксировали в США, выиграв в России семь боев подряд.

— Те же люди, что организовывали в «Тундре» бои, постепенно начали пытаться выходить на Америку, находили русских, которые там живут, списывались, узнавали обстановку. Тогда, правда, даже визу было трудно получить, с нами был тогда человек из МИД — и все равно, мы даже вылететь не смогли, со второго раза кое-как получилось.

Менеджеры вроде хотели, открыть мне туристическую визу, так бы дешевле вышло, но сказали, что нужна рабочая. На первый бой в США прилетели за неделю, я как-то успел акклиматизироваться, выиграл.

Понимал, что поездка в США — переход на другой уровень, Посмотрел соперника по его рекорду, понял, что это серьезный боец. Был сложный первый раунд, я сам себе сказал «Соберись! Или это твой последний бой». Собрался, и такой классный бой получился, что мне предложили остаться.

— Почему не остались?

— Тогда тренировался у Игоря Михайловича Лебедева из «Динамо». У него Роман Кармазин и Дмитрий Кириллов стали чемпионами IBF, он, по сути, первый тренер, кто, не выезжая из России, привел людей к чемпионам по профессионалам. Он был таким патриотически настроенным человеком, уезжать не хотел, не хотел, чтобы мы уезжали. Был для меня и тренером, и отцом. Когда его не стало, понял, что меня уже ничего не держит в России, поехал в США.

— Как объясняете единственное поражение в профессионалах?

— Не был готов. Долго отказывался от боя, но менеджер сказал, что меня уже долго не было в ринге, а промоутеры настаивают. Обещал подобрать соперника, с которым я даже четыре раунда не буду боксировать. Начал тренироваться за две недели до боя. Естественно, ничего хорошего не получилось. Когда приехал в Англию, выяснилось, что мой бой будет вторым событием вечера, а это десять раундов и точно значит, что соперник не из слабых. Понял, что если не попаду в первых четырех раундах, то все закончится плохо. Так и получилось: мы провели все десять. После этого дал себе слово не выходить на ринг неготовым. Сейчас тоже придерживаюсь этого принципа — если боксер не полностью готов, то я против боя.

— В какой момент стало понятно, что вы проиграете?

— После первых трех раундов. В начале боя можно на чем-то пройти, но потом элементарно не хватает пороха. Один-два удара и захлебываешься, а дальше драться не на чем, только выживаешь. Такие бои кроме горького опыта ничего не дают.

— Худшее состояние в карьере — десятый раунд этого боя?

— Нет, одно из худших — в третьем: я пропустил в челюсть и сломал суставной отросток. Ощущение, будто в ухо шило воткнули. Потом на протяжении семи раундов, даже когда попадали по защите, хотелось сесть на колено, но позволить себе этого было нельзя.

— Что менеджеры сказали после боя?

— Ничего. Исход был ясен еще до начала, а менеджерам предложили хорошие деньги за бой. Они понимали, что я не готов, но выбрали деньги. Мне перепало восемь тысяч долларов, менеджеры получили раза в три больше. Пытались имитировать разочарование.

— После вы провели бой с человеком, рекорд которого — 1:10. А еще позже — с дебютантом.

— В Англии у меня был контракт с Фрэнком Уорреном, но его разорвали после первого поражения — такая у него была практика. Потом я проводил непонятные бои в Питере, чтобы только быть на плаву. Не было ни нормального контракта, ни предложений. Пришлось драться с теми, кого давали. Я провел пару боев, сделал перерыв на два года. Думал, что не вернусь в спорт, но предложили уехать в США.

— Вы спарринговали с Антонио Маргарито. Он не к Пакьяо готовился?

— К Мозли. Меня пригласили постоять в спарринге, заплатили около 150 долларов. Мы отбоксировали два раунда. Я на тот момент весил 75 килограммов, а Маргарито 70. Ему было тяжеловато. Тренер сказал, что я слишком большой, и остановил спарринг. Мне дали денег, и я был счастлив.

— Тогда же началось сотрудничество с Доном Кингом?

— Нет, я целый год добивался контракта. Спарринговал с людьми из первой десятки, никому не уступал. Менеджеры обещали, но дальше обещаний дело не шло. Только после года в США встретились с Кингом. Полетели в Майами, где подписали контракт на три года.

— Боксеры говорят, что контракты их пугают, потому что не знаешь, под чем подписываешься.

— Уже был наученный. Контракт с Кингом был третьим после компании «Тундра» и Фрэнка Уоррена. Нам помогал юрист. Контракт перевели. Изменить что-то в нем было трудно, но я понимал, что подписываю.

— Сколько должен был принести первый бой?

— Десять тысяч долларов за восемь раундов. Наличными. Потом заплатили столько же, а в третий раз — сумму, которую чемпионам не всегда платят.

Иван Кирпа — тренер

https://www.instagram.com/p/9i5IopuLgr/

По состоянию на начало 2010 года в рейтинге WBC Иван Кирпа стоял третьим после Флойда Мейвезера и турка Сельчука Айдына. Но к этому моменту, кроме Всемирного боксерского совета, состояние боксера оценивали врачи рославльской больницы и оценивали как тяжелое. Кирпа приехал домой, гулял по городу вечером, зацепился взглядами с молодым человеком. Конфликт на словах, человек сорвал крестик, ударил головой. Боксер пробил в ответ, мужчина схватил за ветровку и, падая, натянул ее на голову спортсмена. Одежда была застегнута туго, снять не получилось. В этот момент спутница парня разбила бутылку и несколько раз воткнула ее в спину Ивана.

— Думали о том, что нужно было сделать, чтобы этого не произошло?

— По-разному думал. Можно относиться к этому философски, что остался запас энергии, чтобы стать чемпионом в качестве тренера. Но как случилось, так случилось. Это была проверка на силу — бокс забрали, нужно что-то делать и жить дальше. Первые несколько недель вообще не понимал, какое у меня будущее. Но потом сам себе сказал, что нужно постараться найти работу.

— Что сказал врач, когда вас привезли в больницу.

— Я получил пять ударов бутылкой, 13 рваных ран, два или три удара в поясницу. Бутылка прошла в миллиметрах от правого корешка позвоночника. Если бы его задели, правую сторону бы парализовало. Мог бы вообще умереть от потери крови, если бы не так быстро привезли в больницу. В общем, повезло.

— Писали, что никто не хотел довезти вас до больницы.

— Метрах в 15-ти от места драки стояли четыре таксиста. Подошел, говорю: «Довезите до больницы». Трое просто отвернулись и ушли. Один парень сказал: «Прыгай на заднее сиденье быстрее».

— Рославль — город, где живет 50 тысяч человек. Вы виделись с теми людьми, с кем произошел конфликт?

— Нет. Не хотел встречаться и видеть их. Вы же слышали: это дело выставили так, что оно и до суда не дошло, так что там люди непростые были. Сделали так, будто я не получил травмы даже средней тяжести. Меня якобы выписали из больницы на 20-й день, хотя пролежал я там дольше, был в реанимации.

— Врач сказал или вы сами поняли, что с боксом все?

— Когда это случилось, мои менеджеры буквально исчезли, то есть не помогали в больнице, не навещали, в общем было непонятно, как дальше продолжать карьеру. Начал искать работу.

— Правда, что вам предлагали бой с Саулем Альваресом, который сейчас считается лучшим боксером мира?

— Правда, но там была неприятная история с менеджером, он появился через четыре месяца после инцидента, только когда возник вариант Альваресом. Предлагали сто тысяч долларов, но я отказался и попросил больше не звонить.

После выхода из больницы мне было 32 года, понимал, что понадобится очень много времени, чтобы вернуться. У меня была однажды травма и я набирал форму около года. Вернуться на прежний уровень из такого состояния было уже тяжело. Понял, что это финиш в карьере. Предложение драться с Альваресом выглядело заманчиво в финансовом плане, но к любому бою нужно готовиться, пройти тренировочный лагерь. Когда-то мне предлагали десять тысяч евро за бой во Франции. Готовился всего две недели, но с мыслями, что я не боец, а жертва. Понял — не смогу, пришлось отказаться от боя. С Альваресом было бы то же самое. Им нужен был боксер для поединка в Мексике с мексиканским боксером в расцвете. Понятно же было, какая там была бы роль.

— Кем вы начали работать?

— Работал на трех работах, зарабатывал в сумме 18 тысяч рублей. Охранником в продуктовом магазине, проводил занятия для деревенских ребят в школе, вел группу здоровья, тренировал начинающих боксеров. Понял, что на эти деньги жить не хочу, переехал в Москву.

— Хоть раз жалели, что отказались проиграть Альваресу за сто тысяч долларов?

— Нет, никогда. Что не заработал — не твое. Даже не возвращался к этой мысли.

Переехал в Москву, начал работать охранником в боулинг-центре, стал зарабатывать вдвое больше, чем в Рославле, и еще можно было подрабатывать. Поставил себе цель получать 60 тысяч.

Потом позвали тренировать в «Клуб Единоборств №1». Все хорошо, но встал вопрос с жильем. Когда охранником работал, часто ночевал там же, где и работал, а потом… жил на объекте, у знакомых, на даче у товарища, иногда останавливался переночевать у брата. В таком режиме провел около года.

— Где вы смотрели бой Кличко — Поветкин?

— В боулинг-клубе, где и работал охранником когда-то, на стадионе «Локомотив». Но на тот момент я уже был тренером в «Клубе Единоборств», который там же находился. Мы тогда собрались вместе с учениками, у меня тогда тренировались ребята из ММА, из К-1, был такой коллективный просмотр. Помню еще со мной была моя будущая супруга, все видели, что у Саши не получается, она плакала, я ругался немного… на нее.

— Бой разочаровал?

— Смешанные чувства. Видел, что Саша не может подобрать ключи к Владимиру, тем более Кличко еще и рефери благоволил, было очень много клинчей. Когда Поветкин добоксировал, поймал себя на мысли, что стал уважать его еще больше. Увидел боксера, который будет драться, пока есть силы.

— Если бы вам сказали тогда, что скоро будете тренировать Поветкина, поверили бы?

— Нет. Но мысли о работе в Чехове возникали, хотел работать в школе «Витязь», но на Поветкина не претендовал. Потом долго не мог осознать, что произошло. Казалось, что так не бывает.

— Вы же были знакомы до этого?

— Мы были в молодежной сборной около года. Общались, как обычно общаются подростки. Потом разминулись на 20 лет и вот так встретились. Были общие знакомые, Александр общался с ребятами из тех, кого я тренировал, а у меня получалось доступно передавать им знания, которые я накопил. Я же, кроме того, что в России от своего тренера много получил, что-то новое узнавал и когда в Лондоне в центре Леннокса Льюиса тренировался, и когда в зале Фредди Роуча в США. Все это мне было интересно объединить и передать своим ученикам. Когда предложили поработать с Поветкиным, глупо было бы отказаться.

https://www.instagram.com/p/BMD34Nvh3IW/

***

С Иваном Кирпой в углу Поветкин провел четыре поединка, и в каждом выиграл досрочно. В бою с Майком Пересом Поветкин одержал самую быструю победу в карьере, нокаутировав соперника через минуту и 15 секунд после начала поединка. Бой с Бермейном Стиверном будет пятым для тандема Кирпа-Поветкин.

Прямую трансляцию боя Поветкина и Стиверна смотрите завтра в 19:00 на «Матч ТВ».

«На расслабоне выйдешь — пропустишь ударов пять». Поветкин за сутки до боя со Стиверном

Подпишитесь на новые тексты про ММА и бокс на «Матч ТВ»

Текст: Вадим Тихомиров

Фото: Getty Images, globallookpress.com, РИА Новости/Григорий Сысоев, социальные сети Ивана Кирпы

Иван «Грозный» Кирпа: «Боксер может быть романтиком!»

Иван Кирпа родился в 1978 году в Смоленской области, а стал известен в России, пожалуй, только после победы своего подопечного Александра Поветкина над камерунцем Карлосом Таканой в октябре этого года. Именно Иван тренировал «Русского Витязя» и нарабатывал с ним удар, «от которого падают». А самого Кирпу тренировали в клубе легендарного Фреди Роуча, нынешнего наставника Дениса Лебедева.Все-таки тесно переплетены судьбы людей в мире профессионального бокса!

С Поветкиным на пресс-конференции перед боем

В России Иван мало известен. И это много говорит о состоянии бокса в стране. Ведь карьера 36-летнего Кирпа длится уже 25 лет, он провел почти три сотни боев, при этом проиграл всего 14. В 96-м и 97-м годах становился победителем молодежного чемпионата России, выиграл турнир «Олимпийская надежда». 15 лет назад, в 1999, стал профессиональным боксером. Уже в следующем году завоевал чемпионство СНГ. Среди профи провел 25 поединков, проиграл всего один раз. Пятнадцать побед добился нокаутом.

В рейтинге WBC занимал 3-е место и является официальным претендентом на звание чемпиона мира.

Пять лет назад сам стал тренером. Сначала в США, а потом занимался с российскими ребятами в смоленской СДЮЩОР. С 2012 года тренирует в «Клубе Единоборств № 1».

Иван Кирпа и Денис Лебедев в Клубе Единоборств № 1

Вот такай вот послужной список у парня из деревни Кириллы-3 (Рославльский район Смоленской области) с населением всего в 46 человек. В Америке этот парень заставлял трепетать местных боксеров в категории до 66,7 кг (полусредний вес). «Этот русский парень — бриллиант в моей короне!» — говорил о нем великий и ужасный Дон Кинг.

Мировая слава пришла после победы Кирпа над Мигелем Родригесом. Этот бой доказал, что спустя 23 года в боксе Иван остается профессионалом высочайшего уровня. Иван «Грозный» (такое прозвище у россиянина) снова ужаснул своих оппонентом.

Больше всего на свете Иван ценит и уважает своего отца. Владимир Иванович учил всех своих четверых сыновей добиваться всего своим трудом. Пытался учить детей боксу, ведь сам просто обожал этот вид спорта. Сам он остался в любителях — в послевоенное время раздобыть перчатки и обувь было нереально. Об Иване отце вспоминает так: «Когда ему три года было, уже показывал характер. „Будет бойцом!“, — понял я тогда».

На тренировке

В 1984 году Ивана отдали в секцию бокса. Мальчику было шесть лет. И он уже умел делать 40 подъемов с переворотом. Что и увидел его первый тренер Владимир Никонов. Однако в секцию не взял: «Мал пока, через два года пусть придет».

Через два года Иван пришел второй раз в секцию… И Никонов снова отказал: «Да он за два года совсем не изменился. Ему мощи надо набираться!». Тут Иван не выдержал и заплакала. Тренер понял, что мальчишка отчаянно хочет учиться и все-таки записал его на тренировки. Как позже признается Иван, еще раз из-за бокса он плакал спустя 10 лет, столкнувшись с изнуряющими тренировки профессионального бокса.

Занятия оказались не простыми. Группа состояла из спортсменов 1970-го года рождения, ребята были почти вдвое старше Ивана. Приходилось тянуться за ними, обучаться быстрее и не жалеть себя. Это дало результат. Иван отлично бьет обеими руками, очень подвижен, обладает мгновенной реакцией.

С Доном Кингом

В 16 лет Иван переезжает в Санкт-Петербург. Питерские тренеры выпросили перспективного бойца у Никонова, да и тот понимал, что в провинциальном городке особого будущего у парня нет. Так Кирпа попадает в училище олимпийского резерва и вскоре получает прозвище «Грозный». За последующие шесть лет он будет становиться призером и чемпионом национальных и международных турниров.

Любительская карьера продлится до встречи с Игорем Михайловичем Лебедевым, одним из первых российских тренеров по профессиональному боксу.

В профессионалы Иван ушел за год до Олимпиады-2000 в Сиднее. Многие считали, это неудачным решением. 21-летний боксер имел все шансы выйти на призовые места Олимпийских игр, а профессиональный бокс в США был для него буквально шагом в пустоту. Никаких гарантий на успех, огромные нагрузки, никакой личной жизни (за время жизни в США Иван успел дважды развестись, по его словам женщины просто не выдержали конкуренции со спортом).

Причиной стали деньги и любовь. Иван планировал жениться через полгода после окончания училища Олимпийского резерва, но зарплата была всего 10 долларов в месяц. Прожить на такое было нереально. К тому же нужно было еще попасть в сборную, а там хватало претендентов.

Иван Грозный Кирпа

Первые шесть месяцев в Америке Иван жил по-спартански. Голые стены, матрас вместо кровати. Исправить ситуацию помог Дон Кинг. Точнее еще один российский боксер, Дмитрий Кириллов, при встрече с Кингом рассказал ему про достижения Кирпы на родине. Промоутер воодушевился и заключил с Иваном контракт сразу на 10 лет.

В США Иван привык тренировать себя сам. Хоть ему и посчастливилось попасть в Wild Card Gym Фреди Роуча, но россиянин до сих пор уверен, что заменить ему Игоря Лебедева (тренер скончался в 2005 году) никто не сможет. «Он по-настоящему понимал бокс, больше таких я не встречал», — говорил Иван в своих интервью.

Прямо перед запланированным боем с турком Аудином в Стамбуле, где у Ивана были все шансы на чемпионство, случилось трагедия. И обиднее всего, что случилось она в России, на малой родине, в Рославле.

Нелепая драка, спровоцированная нетрезвыми супругами, чуть не стояла боксеру жизни и репутации. Перед поединком Кирпа поехал погостить к отцу. Просто прогуливался по улице, когда парень и девушка вдруг начали на него «наезжать». Причем девушка взяла и ударила его по голове бутылкой, а потом еще и ткнула «розочкой» 18 раз. Попади она в шею и все — спасти боксера бы не удалось.

Родина проявила себя во всей красе и после инцидента. Полиция вообще не расследовала это дело, по словам Ивана. Даже пытались выставить его виновников произошедшего. Видимо, надеялись на откуп от обеспеченного «американца». Местные таксисты даже не помогли раненому спортсмену добраться до больницы и не стали давать никаких показаний.

Что ж, тренерская карьера Ивана позволит ему иначе реализовать свои знания и опыт. Под его началом Александр Поветкин завоевал чемпионство WBC Silver.

Накануне перед своим боем Александр рассказал, как выбрал Кирпа в качестве тренера: «Смотрел, как он тренирует и боксирует. Уже после первых занятий с ним понял, что меняюсь в лучшую сторону. Иван поднял мой уровень боксера. Я всегда ищу лучшего наставника. Похоже, что нашел».

Иван Кипра против Мигеля Родригеса (видео боя):

Что ж, несмотря на досадный инцидент Иван Кирпа все-таки реализовал свои и отцовские мечты о боксерском ринге. А теперь уже сам Иван помогает добиться большего начинающим и опытным бойцам.

Общаясь с российскими журналистами и поклонниками бокса, Иван часто сетует на большой негатив россиян в отношении своих соотечественников на ринге. За каждый проигрыш боксеру перемывают все кости, а вот победы зрители принимают как должное. Также Иван не согласен с образом жесткого тупого драчуна. «Боксер вне ринга может быть слабым и романтичным», — уверяет Кирпа. — «Поведение на ринге — это одно, а жизнь — совсем другое».