Денис тумасян футболист

Денис Тумасян: «Первое слово моей дочки? «Мяч!»

Защитник «Урала» Денис Тумасян дал большое интервью пресс-службе клуба, в котором рассказал о своих голах за взрослую команду, которые он забивал в тринадцатилетнем возрасте, о семье – отце, известном российском тренере, трех братьях, жене и дочке, — а также о том, о чем он больше всего скучает в Екатеринбурге.

— Денис, ты родился в Киеве, вырос в России, а фамилия у тебя армянская. Откуда же корни твоей семьи?
— Родители познакомились на Украине. В Киеве у меня и сейчас много родственников. Там у меня бабушка живет, дядя живет. Там я родился. Первое время жили в Киеве, а потом переехали в Ростов. А у папы, да, фамилия армянская… Он родился в Абхазии, и у него дедушка – армянин, но не чистокровный.

— Твой отец – известный футбольный тренер. Наверное, у тебя не было иных вариантов, кроме как стать футболистом?
— Да. Отец научил меня в футбол играть. Помню, лет пять-шесть мне было, и мы уже с ним вместе выходили играли в футбол, он учил меня. Во дворе роща была. Там отец играл со своими друзьями. А я смотрел; иногда, если кого-то не хватало, на ворота вставал. Но так, больше ради смеха. Отец меня везде с собой брал на тренировки. Я это все смотрел, впитывал… Сразу определился, что буду футболистом. А потом уже папа меня начал брать и на сборы с главной командой. Хотя мне тогда было то всего 13 лет. Тренировался со взрослыми игроками. Папа меня даже пару раз выпускал на поле в контрольных матчах. А я два гола забил.

— ?!
— Да-да. Пару раз на замену выпустил, там все аж обалдели. А я в тот момент очень хотел выйти на поле. Не сказать, что созрел, но желание просто было огромное попробовать себя! И так получилось, что за счет желания даже два гола забил.

— Как это произошло?
— В первый раз вышел минут на пятнадцать. Кто-то ударил, а я сыграл на добивании и забил мяч. Тогда я, кстати, под нападающими играл, или на позиции правого полузащитника – не помню уже… Но в центре поля, в общем. А второй раз мне уже побольше дали поиграть – тайм. Кто-то мне пас отдал, я один на один вышел и забил. Просто, конечно, все обалдели, спрашивали: «Кто это такой?»

— Отец что тебе говорил после этого?
— Что говорил? Да ничего не говорил, боялся, что сейчас зазнаюсь, видимо. Да мне и старшие игроки не давали зазнаться. Был такой случай. Я пошел к массажисту, лег на кушетку, и меня парень постарше, лет тридцати, просто за шкирку взял и выкинул с этой кушетки. Сказал: «Куда ты лезешь, молодой?» Были такие времена…

— Ты тогда не жаловался отцу?
— Нет, конечно! Какой там жаловаться?! Если б жаловался отцу, мне бы сразу глотку перегрызли!

— Ты уже признавался раньше, что в школе учился ужасно. Почему?
— Времени не хватало на то, чтобы учиться. Старался, закрывал долги, тройки получал… Единственное, по русскому языку была четверка, и все. Остальные все тройки. Физика, химия, математика вообще мне не давались. Некоторые хотя бы читают там что-то, а я, приходя с тренировки, только спать хотел. Но учителя входили в наше положение, на экзаменах подсказывали. У нас в классе все футболисты были, так что даже не у кого было списывать.

— Когда ты по-настоящему дебютировал во взрослом футболе?
— В 17 лет я первый раз в первой лиге провел сезон. Тренировался с командой, был заявлен на матчи. Сыграл где-то три матча. А на следующий год уже во второй лиге провел прилично игр.

— Тяжело было под руководством отца играть и тренироваться?
— Он ко мне всегда был очень строг! Когда я маленький был, до слез, бывало, доходило. Отец очень хорошо воспитал во мне дисциплину, в первую очередь – и в бытовом, и в футбольном плане. Я не могу, к примеру, старшему нахамить, или еще что-нибудь. Да, я был сыном тренера, но я и мячи таскал, манишки. Постоянно, помню, на меня все нагружали. Тяжело было, но я понимал, что раз молодой, то должен это делать.

— Сейчас часто созваниваетесь?
— Ну конечно! Он мне помогает очень сильно, смотрит со стороны и дает очень нужные советы. Я ему рассказываю про свое физическое состояние, он мне много подсказывает.

— Твои братья тоже пошли по футбольным стопам?
— Один брат – Сергей — в прошлом году играл за «Ростов», пару раз даже выходил в основном составе. Сейчас из-за травм не может выйти на свой оптимальный уровень. Еще один брат сейчас в дубле «Ростова». Самому младшему брату всего три годика. Но тоже уже старается по мячу бить (улыбается – прим. ред.)

— Сам не жалеешь о том, что сейчас не играешь в родном «Ростове»?
— Не очень жалею. Мне команда «Ростов» никогда особо не нравилась. Много иностранцев, местных воспитанников вообще нет. При этом по России очень много ростовчан играет. Всегда ростовский футбол славился своими воспитанниками, а сейчас там одни легионеры. Смысл там играть? Поэтому и поехал по другим командам.

— А что заставило тебя уехать играть в Финляндию?
— Были проблемы с армией. В руководство СКА пришел какой-то новый генерал и всю систему порушил. Начал всех увольнять. А у меня как раз подходило время служить. Поэтому я и уехал. Неизвестно было, что меня дальше ждет в СКА – либо футбол, либо пришел бы кто-нибудь и сказал: «Не хочу, чтобы он играл в футбол, пусть лучше сидит на армейской базе и кукурузу охраняет». Это была бы потеря времени. И так действительно могло произойти.

— Почему же все-таки Финляндия?
— У меня просто все уже — выбора не было. У папы, когда он работал в спортинтернате, был воспитанник – Алексей Еременко-старший, который тогда был тренером в Финляндии. Папа попросил его, чтобы посмотрели меня, во вторую лигу хотя бы устроили. Потому что в быстрые сроки нужно было уезжать. Так я и уехал. Сначала играл во второй лиге — пол сезона где-то. А потом уже меня взяли в команду высшей лиги – «Яро».

— Как тебе Финляндия?
— Жил в городке с населением в 20 тысяч – в Екатеринбурге на матч с «Химками» больше народу пришло, чем там живет. Скучно было. Но самое главное для меня было – тренироваться. К тому же все было под боком – стадион, манеж, тренажерный зал. Не вылазил оттуда вообще. Потому что делать нечего больше было. Кстати именно в Финляндии я впервые стал играть на позиции защитника. Играл в центре поля, потом кто-то сломался, и меня передвинули в оборону, где я неплохо сыграл. А селекционеры «Торпедо» и заметили именно то, как я действовал в защите. Конечно, хочется в центре поля играть – там интересней. Ты там конструктор атак, связующее звено между защитниками и нападением, постоянно в центре внимания. Но тренерам виднее, мне без разницы, на какой позиции играть, главное – играть!

— Ты признавался, что удаление в матче «Урал» — «Торпедо» было необдуманным поступком с твоей стороны, о котором ты жалеешь. А были ли еще подобные инциденты, о которых бы ты мог сказать также?
— В Финляндии однажды получил удаление – нанес, наверное, очень тяжелую травму игроку. Об этом я жалею. Да и вообще по молодости я частенько играл сверх жестко, даже на тренировках.

— Ты очень эмоционально реагируешь на голы. А какой из них стал для тебя самым запоминающимся?
— Первый гол в высшей лиге, который я забил в составе «Торпедо». Тоже очень эмоционально себя повел. Круг почета, по-моему, сделал даже (улыбается – прим. ред.) Играли дома против «Спартака» из Нальчика. Гол забил, и на эмоциях потом аж удаление заработал. Куда-то неправильно побежал, подножку сопернику поставил. А желтая у меня одна уже была… Нечасто забиваю голы, поэтому, да, реагирую эмоционально.

— Ты говорил, что часто советуешься с отцом. А что он подсказывал тебе после недавних не очень удачных матчей «Урала»?
— Говорил, что главное не замыкаться, что надо раскрепоститься. Серии всегда прерываются, поэтому главное выиграть одну игру – и в психологическом плане дальше будет легче.

— Среди болельщиков бытует мнение, что некоторым футболистам «Урала», в отличие от тебя, не хватает огонька в глазах. Согласен?
— Первый дивизион – самый сложный турнир, который я знаю. Постоянно эти спаренные туры… Вот с «Химками» мы сыграли, к примеру, столько отдали эмоций! Красивая игра – 5:2; много болельщиков, эмоции через край! Приходишь домой выхолощенный весь. А уже через два дня опять игра. Как себя к ней приготовить? Поэтому о каком огоньке можно говорить? Здесь главное успеть восстановиться. Стараешься, конечно, настраиваешь себя. Но такого как с «Химками» уже точно не будет.

— Большую часть сезона ты выводишь команду на поле в качестве капитана. Для тебя в связи с этим что-то изменилось?
— Конечно, больше ответственности становится. С капитана тоже тренера спрашивают. Интересуются, к примеру, какое состояние команды – как, что, почему…

— Почему «Урал» в нынешнем сезоне часто демонстрирует непредсказуемые результаты?
— Сезон, правда, какой-то неровный, непредсказуемый. То не пропускаем, то вдруг возьмем и пропустим четыре мяча в одной игре, после чего снова играем на ноль. Может, так получается из-за того, что у нас новая команда, тренер поменялся. Но точного ответа я не знаю.

— На выезде «Урал» показывает более результативный футбол…
— «Урал» — многолетний лидер этого дивизиона. Команды в Екатеринбург приезжают с особым настроем, становятся в своей штрафной вдесятером. Еще плюс массажисты и доктора (смеется – прим. ред.) Очень тяжело забить. А на выезде перед своими болельщиками команды стараются атаковать, вперед идти, поэтому у нас появляются свободные зоны, куда врываются наши полузащитники и нападающие и зачастую делают результат.

— Футболисты всегда в разъездах. Жена не жалуется, что тебя часто нет дома?
— Да жалуется, конечно! Как не жалуется-то? Когда едем на выезд, то неделю нас, считай, дома нет. Но жена много времени уделяет дочке, поэтому не скучает. А так, конечно, времени на общение с семьей катастрофически не хватает.

— Сколько лет дочке?
— Два с половиной.

— Уже разговаривает?
— Ну что-то «балякает» там. «Папа, мама» и так далее.

— А первое слово все-таки какое было: «мама» или «папа»?
— Первое слово… Наверное, «мяч»! Это была ее первая игрушка (улыбается – прим. ред.)

— Я знаю, что ты любишь рыбалку. Но в Екатеринбурге особо не порыбачишь, в отличие от того же Ростова…
— В Ростове, да, много очень мест. Когда я был в отпуске, с тестем ходили на щуку. Очень много щук поймали. Он большой специалист в этом деле! А здесь ходили с Сашей Кацалаповым рыбачить на пруд в Сысерти. Ну вообще, честно, как будто мертвый какой-то пруд! За две недели там, пока были сборы, поймали всего три рыбы. В морозильник на базе положили их — не знаю, что там с ними потом сделали. Может, кошкам отдали.

— А если улов хороший, то сам готовишь блюда из рыбы?
— Нет-нет, рыбу я не смогу приготовить! Вот теща моя – спец в этом деле. Она и котлеты из щуки сделать может… А вообще я больше скучаю по ростовским ракам! Раки там просто сумасшедшие! Это как наркотик. Когда приезжаю в Ростов, сразу два ведра раков себе заказываю.

— Ближайший отпуск уже планируешь?
— Пока еще не знаю. Посмотрим, как я закончу этот чемпионат, в каком настроении буду находиться. Сначала надо выполнить задачу – попасть в восьмерку с наименьшим отставанием от первого-второго места. А отпуск – это уже второстепенно для меня.